Январь 29, 2016 – 19 Shevat 5776
«У евреев есть только одна миссия»

image

Как примирить украинскую и еврейскую национальную память  

Виталий Нахманович – украинский историк и этнополитолог, ведущий научный сотрудник Музея истории Киева, член Научного совета по проблемам национальных отношений НАН Украины.

– Что должно делать государство для примирения так называемой «национальной памяти» еврейского и украинского народов?
– Формирование исторической памяти – сложный динамический процесс, в котором принимают участие разные действующие лица. Государство – лишь одно из них. Даже в таком тоталитарном государстве, как СССР, сохранялась групповая память разных национальных сообществ. А мы хорошо помним, как советское государство насаждало официальную модель памяти. Поэтому не нужно строить иллюзий, что государство может по своему желанию формировать, а уж тем более примирять или ссорить разные национальные памяти. Оно может влиять, но не более. Это важно понимать всем, в том числе самому государству, равно как общественным деятелям и национальным общинам.
Еще важно понимать, что модель исторической памяти и отношения между разными историческими памятями зависят от актуального проекта будущего. Национальная память – это не история, а выборка, которая должна подкрепить наше желаемое будущее и необходимые для его достижения действия в настоящем.
Поэтому примирение украинской и еврейской национальной памяти зависит в первую очередь от видения украинцами и евреями общего будущего в рамках страны Украина. У наших народов никогда не было совместного общественно-государственного проекта. После периода Киевской Руси украинцы никогда не были хозяевами на своей земле. Модель настоящего и будущего на украинских землях всегда строили другие народы и государства: Польша, Россия, Турция, Венгрия… Понятно, что евреи, как и любая другая диаспора, соотносили свое видение настоящего и будущего со взглядом господствующей нации и государства. Поэтому евреи никогда не соотносили свою модель будущего с украинской, а украинцы никогда не имели возможности предложить евреям свою модель. Соответственно, никогда не стояла задача примирить эти исторические памяти. Более того, часто доминировать начинали конфликтные, а не конструктивные моменты.
Очевидно, что в истории евреев были разные периоды взаимоотношений с разными народами. И нельзя сказать, что с украинцами они были наихудшими. Но с другими народами евреи примирялись, как, например, с немцами. Поэтому роль украинского государства заключается не столько в примирении памяти, сколько в стимулировании поиска общей национальной идеи, которая объединила бы украинцев и евреев в этой стране.
При этом не нужно делать вид, что евреи всегда были белые и пушистые, а украинцы – всегда негодяи. Это двухсторонний исторический конфликт со своими объективными причинами, и снимать его нужно с двух сторон.
– Общая национальная идея – это понятный тезис. С другой стороны, происходят события, которые могут этому мешать, как, например, установка памятника Гонте и Зализняку в Умани…
– Надо понимать, что любое государство строит, в первую очередь, один народ. Он же предлагает некую национальную идею. Дальше возникает вопрос, насколько она приемлема для других народов в этой стране, а если идея имперская – то и за ее пределами. Не бывает так, чтобы все народы собрались и решали, что строить.
Это государство называется Украина. Украинцы в Израиле не формируют национальную идею. Они приезжают в страну и либо принимают то, что есть, либо не принимают. Но украинцы в Израиле не проблема. А вот огромное количество арабов, на которых израильская национальная идея совершенно не рассчитана, – это проблема, из-за которой идет перманентный конфликт. Разумеется, проблема имеет и другую сторону, так как та идея, которую предлагают арабы, вообще не предполагает места на этой земле для евреев.
И это не только израильская ситуация. Во Франции национальную идею формируют французы. Не обязательно французы по крови – они могут быть кем угодно, если соотносят себя с этой нацией, ее ценностями и традициями. Но если человек сидит в Париже, говорит о том, что он араб, который хочет жить по шариату и ограничивать поведение всех остальных в соответствии со своей культурой, то тут начинается конфликт.
Поэтому не нужно делать вид, что национальную идею в Украине будут формировать украинцы вместе с евреями, русскими и крымскими татарами. Эту идею могут сформировать только сами украинцы. Вопрос в том, будет ли она открытой для мягкой интеграции, или основанной на полной ассимиляции (как, кстати, та же классическая французская модель), или же вообще исключительно на этнической принадлежности…
Что касается памятника Гонте, то я не вижу в этом проблемы. Наверное, в каждом украинском городе есть улица Гонты. В Киеве, например, она существует с 1957 г. И никто по этому поводу до сих пор ничего не говорил. Мы много десятилетий живем в городах, которые наполнены именами разнообразных бандитов, в первую очередь большевицких, а на них крови гораздо больше, чем на Гонте. На днях в Луганске открыли памятник Сталину. Что-то я не слышал возмущения евреев по этому поводу.

Беседовал Иван НОВИКОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь