Апрель 29, 2016 – 21 Nisan 5776
Турецкий тупик

image

Страну ждет «жаркое лето большого террора»  

Волна террора, захлестнувшая в последние восемь месяцев Турцию, безусловно, является одним из звеньев в цепи террористических атак, постоянно происходящих в последнее время как в ближневосточном регионе, так и во всем мире. Вместе с тем «турецкая волна» имеет и свою специфику.
Для того чтобы восстановить ход событий, стоит вернуться на три года назад. В марте 2013 г. между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Анкарой было заключено перемирие с целью обеспечения хода мирного процесса и решения курдской проблемы в Турции. Несмотря на то, что к лету 2015-го до этого решения было далеко, поскольку возникли многочисленные трудности с обеих сторон, перемирие соблюдалось. При этом турецкие власти сделали немало как практических, так и символических шагов для удовлетворения курдских требований. Казалось бы, очевидный прогресс и желание идти навстречу друг другу налицо. Более того, для президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана мирный процесс с курдами стал одним из важнейших инструментов внутренней политики. Тем не менее по ряду причин, в том числе и из-за гражданской войны в Сирии, где курдское меньшинство, живущее на границе с Турцией, подвергалось атакам исламистов, напряжение между турецкими курдами и властями нарастало. Эпопея с защитой центра одного из трех курдских кантонов в Сирии – города Кобани, который был спасен буквально в последний момент благодаря вмешательству американской авиации, внесла в процесс эскалации серьезную лепту. Начались протестные демонстрации. Курды были возмущены тем, что Эрдоган не только не оказывает Кобани помощь, но и мешает оказывать ее. Протесты, сопровождавшиеся большим количеством жертв, захлестнули многие курдские районы Турции и резко повысили градус напряженности. Не помогло и то, что на более позднем этапе осады, когда основной натиск сил «Исламского государства» (ИГ) был уже остановлен курдами благодаря американцам, Турция пропустила через свою территорию отряд вооруженных сил Иракского Курдистана (пешмерга), пришедший на помощь Кобани.
Кстати, между руководством Иракского Курдистана в лице президента Масуда Баразани и его партии с одной стороны и РПК – с другой, отношения всегда были холодными, периодически переходящими во враждебные. В свою очередь Турция для Иракского Курдистана, по сути, является единственным окном во внешний мир, и отношения с ней, особенно экономические, в последние годы укрепились. Именно через Турцию иракские курды продают свою нефть.
На июньских выборах 2015 г. курдская Демократическая партия народов (ДПН) получила 80 мандатов, в то время как Партия справедливости и развития (ПСР), лидером которой, несмотря на уход в президенты, остается Эрдоган, лишилась парламентского большинства. Это стало для него тяжелейшим ударом: исчез шанс сформировать однопартийное правительство и провести конституционную реформу с целью расширения президентских полномочий. На этом фоне продолжалась вербальная эскалация в адрес курдов перед выборами и после них, да и курды не оставались в долгу.
Перелом наступил 20 июля, когда в населенном курдами турецком городе Суруч, расположенном в 10 км от Кобани, террорист совершил самоподрыв на съезде активистов молодежного движения одной из левых курдских партий. Погибли 33 человека. В произошедшем курды обвинили Турцию, причем подразумевалось не только попустительство исламистам, но и прямая организация теракта, за которым, как оказалось, стояло ИГ. Осуждение теракта Анкарой не помогло. Через два дня в той же провинции были убиты два офицера полиции, и активисты РПК взяли на себя ответственность за ликвидацию, объяснив, что якобы убитые были связаны с ИГ.
Безусловно, тем самым РПК дала Эрдогану повод для закручивания гаек, однако турецкий лидер умудрился удивить многих, ухватившись за этот повод буквально обеими руками. То ли в силу своего импульсивного характера, то ли хорошо продумав свои действия, Эрдоган решил использовать случившееся, что называется, по максимуму. В Турции начались массовые аресты активистов ИГ, РПК, а также членов левых группировок. Наряду с этим были нанесены воздушные удары по объектам ИГ в Сирии и РПК – в горах Северного Ирака, где десятилетиями базируются бойцы организации. При этом львиная доля этих арестов и авиаударов пришлась не на ИГ, а именно на курдов. Таким образом, многолетняя стратегия, как это уже не раз случалось с Эрдоганом (например, его долгая дружба с Башаром Асадом быстро превратилась в ненависть), оказалась отброшенной в сторону, и перемирие рухнуло.
Как оказалось, за время перемирия боевое крыло РПК времени зря не теряло. В ходе вспыхнувших столкновений, принявших характер классической партизанской войны, а также так называемой городской герильи, турецкие силы безопасности стали нести ощутимые потери. Власти не остались в долгу, применив свойственные турецким силовикам брутальные меры, что привело к большим разрушениям и немалому числу жертв среди мирного населения. На фоне тупика в коалиционных переговорах складывалось впечатление, что Эрдоган, решив показать себя сильным политиком, именно за счет этого намерен был добиться электорального успеха на досрочных выборах.

Давид ШАРП

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь