Декабрь 1, 2017 – 13 Kislev 5778
Трусливые метафоры Шмулика Маоза

image

Умное кино или антиизраильская конъюнктурщина  

Режиссер Шауль Маоз – снайпер международных кинофестивалей. Бьет редко, но метко. Его первый фильм – «Ливан» – в 2009 г. получил в Венеции «Золотого льва». «Фокстрот» – второй фильм Маоза – в сентябре нынешнего года удостоился на том же кинофоруме одной из главных наград – приза жюри. Можно не сомневаться, что в 2025 г. третье творение режиссера получит там же приз за лучшую режиссуру или за вклад в развитие мирового кинематографа. Помешать этому может только погружение Венеции под воду или примирение Израиля с арабскими соседями, чреватое духовным опустошением израильского искусства.
В сентябре, во время триумфального показа «Фокстрота» в Венеции, на родине режиссера громко звучали противоположные оценки фильма. Одни говорили: опять левые позорят Израиль за границей, расписывая преступления ЦАХАЛа. Другие утверждали, что появление на экране израильтян в солдатской форме вполне возможно не в политической агитке, а в философско-поэтической картине с общечеловеческой проблематикой, каковой является произведение Маоза. Пылкость защитников обоих мнений объяснялась тем, что ни те ни другие фаворита венецианского жюри на тот момент не видели и на самом-то деле спорили о демарше министра культуры Мири Регев, которая тоже «Фокстрот» не смотрела, но осудила создание за государственный счет фильма, клевещущего на ЦАХАЛ.
Теперь «Фокстрот» уже прошел по экранам многих стран, в том числе Израиля. Как ни странно, дискуссий не слышно. На мой взгляд, дело не в том, что полемисты выдохлись. Просто израильские правые, солидарные с Регев, в большинстве своем, увы, не очень разбираются в тонкостях искусства, а шершавым языком плаката о фильме уже всё высказали. «Интеллектуальность» левых – миф, придуманный ими самими, но, что касается «Фокстрота», знает кошка, чье мясо съела, и потому старается не мяукать. Тем не менее конкретный разговор об этом кино все-таки нужен.
К Мири Регев можно предъявить немало претензий. Но противна демагогия левых, обвиняющих ее в покушении на свободу творчества. Под ней леваки понимают исключительно поливание грязью ЦАХАЛа и оправдание героической борьбы «оккупированного народа» против израильских стариков, женщин и детей. Искусство, «раскрывающее» эти темы, соответствует антиизраильской позиции западных стран и потому всячески там стимулируется (см. «ЕП», 2016, № 9). Израильские творцы это прекрасно знают, и их творческий процесс направлен в ту сторону, где светят признание и престижные награды, нередко имеющие солидный денежный эквивалент. Вот и художественная интуиция Маоза два раза точно подсказала ему, что в Венеции по достоинству оценят его фильмы о ЦАХАЛе.
Правы ли те, кто доказывает, что «Фокстрот» совершенно лишен идеологической подоплеки и может служить образцом искусства для искусства? Типа чистейшей прелести чистейший образец. Да, за восемь лет, разделяющих два успеха Маоза в Венеции, режиссер учел эволюцию израильского левого искусства. Сегодня оно стесняется грубой прямолинейной плакатности. Помню, как в свое время пронизанный ненавистью к поселенцам и ЦАХАЛу лживый спектакль «Хеврон» уже на премьерах в «Габиме» и Камерном театре шел с... английскими титрами, не скрывавшими того, что честолюбивые создатели этого пасквиля предназначают его прежде всего «понимающим» европейским ценителеям. Теперь Маоз, ранее в своем фильме «Ливан» показывавший ужасы затеянной Израилем войны прямо из танка, стал тоньше и изысканнее. «Фокстрот» может ввести в заблуждение неискушенного зрителя «усложненностью» формы, которая слегка затушевывает содержание.

Яков ШАУС (yacovshaus.com)

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь