Религиозные конфликты лишь маскируют более приземленные интересы  

Израильский политолог, специалист по проблемам Ближнего Востока, президент Института восточного партнерства в Иерусалиме, раввин Авраам Шмулевич рассказал о перспективах развития конфликта на Ближнем востоке.
– В последнее время появились прогнозы экспертов, которые говорят, что судьба «Исламского государства» (ИГ) в ближайшем будущем будет решена военным путем. Вы согласны с этим?
– Как в любой серьезной войне, тут сложно делать однозначные предсказания. Справиться с ИГ без широкой наземной операции невозможно. Запад эту операцию проводить не хочет. Россия готова была бы ее провести, однако, во-первых, российская армия и экономика слишком слабы, чтобы долго воевать в условиях Сирии, а во-вторых, Путин умудрился поссориться со всеми, и на сегодняшний день российским войскам просто никак не добраться до Сирии. Хотя поначалу Америка вполне благосклонно отнеслась бы к такому варианту. Это могли бы сделать и турки (они и собирались это сделать в конце осени), но начавшаяся 30 октября 2015 г. российская интервенция фактически на стороне ИГ не дала Турции вмешаться в ситуацию своими сухопутными войсками. Остается арабская коалиция, но ее боеспособность под вопросом. Кроме того, в ИГ ведь тоже не дураки: у них достаточно высокий уровень планирования и организации. Думаю, что на попытку начать наземную операцию ИГ может ответить волной террора в Европе. Ситуация осложняется тем, что, благодаря поддельным и захваченным подлинным бланкам документов у них есть возможность наводнить Европу боевиками, внедрив их в толпы беженцев.
Надо также понимать, что идеология ИГ привлекательна для многих мусульман. Поэтому политкорректные попытки называть его ДАИШ, чтобы не обижать мусульман, смешны. ИГ – это именно исламское образование. Другое дело, что не все мусульмане признают верной именно эту интерпретацию ислама. В частности, тот факт, что предводитель ИГ аль-Багдади объявил себя халифом. С тем, что мусульманами должен править халиф, они согласны, но не считают, что им должен быть именно аль-Багдади. Но в случае серьезной наземной операции количество фанатичных сторонников ИГ возрастет. Кроме того, помимо ИГ там есть множество подобных организаций, так что даже с его исчезновением проблема исламского терроризма никуда не денется. Это касается и идеи джихада, и идеи мирового господства ислама, а также того факта, что на Востоке живет огромное количество недовольных своим положением людей, которые не видят иного пути изменения этого состояния, кроме насилия. Появление ИГ – это свидетельство серьезных глубинных геополитических процессов, которые приведут к перекройке карты не только Ближнего Востока, но и всего мира.
– Можно ли считать, что речь идет о конкуренции исламских группировок за право установить халифат?
– Нет, никто, кроме ИГ, халифат не провозглашал, поскольку принято считать, что его время еще не пришло.
– Насколько я понимаю, установление халифата должно ознаменоваться захватом Иерусалима армией мусульман…
– Иерусалим в исламе имеет факультативное значение. Да и речь идет не только об эсхатологических спорах. На самом деле, как и в любых серьезных исторических процессах, религия является удобным средством маскировки глубинных и более приземленных интересов.
– Почему именно сейчас на повестку дня вышел политический ислам?
– Если говорить кратко, то главная концепция ислама заключается в том, что это единственно верная религия, а потому мусульмане должны править миром. «Неверные» же имеют право на существование только в статусе покоренных – «зимми». Такая концепция существовала в исламе всегда, но поскольку последние 300 лет он был вынужден отступать под натиском христианской цивилизации, то она была неактуальной.
Исторический парадокс заключается в том, что, сам того не желая, демон политического ислама породил СССР – в тот момент, когда стал формировать и обучать палестинское террористическое движение. Всем методам террористической борьбы, которые применяют современные исламские движения, их научили советские инструкторы. Был такой зампред КГБ генерал Сахарновский, который курировал это направление.
Когда СССР вторгся в Афганистан и потерпел там поражение, это стало историческим событием для всего исламского мира, который с момента разгрома турок под Веной лишь отступал. И они спросили себя: почему, если можно один раз, нельзя второй? Так появилось много людей, которые считают, что настало время силой вернуть золотой век ислама. А религиозный исламизм служит удобной «оберткой» для глобальных тектонических процессов, которые в том числе отражаются и на исламском мире. В первую очередь это касается смены элит. Ведь исламские государства крайне авторитарны, в них отсутствуют социальные лифты и выработанные западной цивилизацией механизмы ненасильственной смены власти.
Когда в 1950–1960-х гг. по исламским странам прокатилась волна революций так называемого исламского социализма, они привели к власти режимы Каддафи, Хусейна, Хафеза Асада, Насера и т. д. Эти революции были выражением процесса смены элит. Сегодня выражением этого процесса является политический ислам. И если мы приглядимся, то увидим, что первоначально острие борьбы той же «Аль-Кайеды» было направлено не столько против Запада, сколько против Саудовской Аравии и прочих нефтяных монархий.
ИГ же, в свою очередь, – это проект иракской суннитской элиты. В Ираке большинство населения – шииты, но с момента ухода англичан там правило суннитское меньшинство. Когда американцы свергли Саддама, то на первых же выборах победу, разумеется, одержали шииты. Суннитская элита, выброшенная из политической и экономической жизни страны, и подняла знамя политического ислама в рамках ИГ.
Необходимо учитывать и то, что в мире происходит смена экономических и политических формаций (согласно теории Кондратьева, мы сейчас переходим к новому экономическому укладу). На это накладывается процесс окончания деколонизации. Этот процесс касается и России, так как все границы на Большом Ближнем Востоке (к которому относится и Кавказ) искусственные. Они были установлены либо англичанами и французами, либо россиянами. Эти границы не отвечают ни экономическим, ни этническим реалиям, и можно лишь удивляться тому, что они так долго просуществовали.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь