Сельское хозяйство – гордость Израиля. С одним «но»…  

Всего за полвека своего существования Израиль вышел на первое место в мире по надоям молока с коровы и на одно из первых мест по урожайности хлопка, причем его производство было полностью механизировано. Израильские ирригационные технологии закупают десятки стран мира. Каждый клочок обрабатываемой земли в Израиле дает намного больший урожай, чем в других аграрных странах. К тому же сельское хозяйство страны не только не разрушает природную среду, но и улучшает ее: Израиль – единственная страна в мире, в которой за последние 100 лет увеличилось количество лесов.
Однако кроме плюсов есть и минусы. Самые серьезные из них – дороговизна продуктов для израильского потребителя и дотационность сельского хозяйства. И это в дополнение к вкладу государства в исследования и хай-тек. Причин такого положения сами производители называют четыре: накручивание цен перекупщиками, бюрократия, налог на добавленную стоимость и цена сертификата кошерности. На мой взгляд, этот список неполон.

Несколько фактов

Сегодня в Израиле насчитывается 919 сельскохозяйственных поселений. Их число почти не растет уже более 30 лет. Они подразделяются на три типа: мошав (коллективное хозяйство, в котором каждая семья – самостоятельная хозяйственная единица, обрабатывающая свой надел, а земля принадлежит государству), мошавá (деревня или сельхозпоселение, объединение полностью самостоятельных частных хозяйств, при этом земля в частной собственности) и кибуц (небольшое поселение типа коммуны, производит сельскохозяйственную или промышленную продукцию, а земля принадлежит главным образом фонду «Керен каемет ле-Исраэль» – ККЛ). Предприятия на государственных землях и землях ККЛ не платят за их аренду, а воду получают по субсидированным ценам.
Большинство таких объединений занимаются не только сельским хозяйством. По разным оценкам, нынче в Израиле от 6 до 10 тыс. «активных крестьян».
Несмотря на высочайшую производительность и технологичность, многие аграрные хозяйства требуют дотаций и контролируемых государством (не в пользу потребителя) цен. Картели и бюрократия не пускают на рынок новых игроков, в частности импортеров.
Порядка половины израильских апельсинов выращиваются в центре страны. Это очень дорогая земля, от которой государство не получает никакого дохода. Владельцы же садов зарабатывают, в частности, тем, что зазывают жителей окрестного мегаполиса, которые платят по 20 шекелей и получают право набрать себе апельсинов. То есть владельцы садов получают бесплатных сборщиков урожая и одновременно реализуют продукцию по выгодной цене. При этом апельсины замечательно растут в Негеве, но там аграриям придется убирать их самим или нанимать рабочих. Может, это и хорошо, что плотная застройка Большого Тель-Авива перемежается плодовыми садами. Но израильского налогоплательщика никто не спрашивает, что он предпочитает: прогуляться за 20 шекелей в соседний апельсиновый сад или получить квартиру по сносной цене недалеко от работы.
В Израиле не производят сельхозоборудование, и сказать, что израильский продовольственный рынок хотя бы относительно независим, невозможно: без обновления оборудования отрасль продержится максимум пару лет, на такое же время хватит и стратегических запасов продовольствия. Поэтому аргументы аграриев о том, что государство обязано содержать убыточные сельхозпредприятия и поддерживать высокие цены ради пищевой независимости страны на случай тотального эмбарго, несостоятельны: основные пищевые продукты – хлебное зерно и крупы – все равно импортируются, а без бананов и апельсинов прожить можно. Так что в первую очередь к списку проблем, представленному аграриями, нужно добавить отсутствие конкуренции и рыночного подхода.

Шошана БРОДСКАЯ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь