Сентябрь 27, 2018 – 18 Tishri 5779
Трагедия романтика

image

К 125-летию со дня рождения Сергея Эфрона  

Первая половина ХХ столетия. Совершенно лихорадочное, сумасшедшее время. Революции, мировые войны, падение и рождение политических режимов, изменение границ территорий и сознания, вехи и смена вех… Это время строило, ломало, меняло, возвышало, подавляло… Заставляло совершать подвиги и преступления, проявлять человечность и жестокость, мудрость и глупость. Взлетать в небеса и падать в пропасть. Вероятно, особенно тяжело было впитывать эту эпоху и отвечать на ее вызовы людям чувствительным, ранимым, рефлексирующим.

Муж Цветаевой
Более всего Сергей Эфрон получил известность как муж великой поэтессы Марины Цветаевой. Его жизненная тропа оказалась в тени дерева ее славы. Но и сам он был «тонок первой тонкостью ветвей» – личностью яркой, творческой, неординарной.

Сергей Эфрон родился 8 октября 1893 г. в семье революционеров-народовольцев – еврея Якова Эфрона и Елизаветы Дурново из дворянско-купеческого рода. Как писала Цветаева, «в его лице трагически слились две древних крови».
Эфрон отмечал в своей автобиографии, что в детстве был у него светлый период с дворянским гнездом в тихом переулке московского Арбата, со сказками Андерсена и томиком Пушкина в кожаном переплете. Но это милое время очень быстро истекло.
Дальше все выдалось очень тяжелым. Рано потерял родителей: отец умер, мать повесилась. Повесился и брат Константин. Это окончательно расшатало и так слабое здоровье Сергея. Он заболел туберкулезом. Непрерывное строгое лечение, скитания по санаториям.
В 1911 г., в возрасте 17 лет, отдыхая в Коктебеле, познакомился с 18-летней Мариной Цветаевой. Через год она вышла замуж за «пламенного, великодушного, глубокого юношу». Этот союз оказал огромное влияние на всю последующую жизнь обоих. Едва ли его можно назвать удачным для них. Скорее, трагическим. У Цветаевой был очень сложный характер и постоянные романы: то с Петром – братом Эфрона, то с Константином Родзевичем – товарищем Сергея, то с поэтессой Софией Парнок, то…
Сергей ощущал сильные душевные страдания. Понимал, что она – человек бурных страстей. «Отдаваться с головой своему урагану для нее стало необходимостью, воздухом ее жизни», – констатирует он в одном из писем. Бывало, хотел развестись с Цветаевой, но она не отпускала, говорила, что не находит в себе сил для этого. Да и Эфрон большого стремления не проявлял: «Я одновременно и спасательный круг, и жернов на шее». Так и жили они вместе: и мучились, и страдали, и в то же время их объединяли тесная духовная связь и невозможность найти в себе силы разойтись. Их роман (впрочем, как и вся жизнь Сергея Эфрона) – благодатная пища для психологов.
Кстати, интересно, что в письмах они обращались друг к другу на «Вы».

«На бой вдохновляет Россия-страна»
Юность Эфрона – это учеба на историко-филологическом факультете Московского университета, книга рассказов «Детство», игра в театре.

Александр КУМБАРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь