Май 1, 2015 – 12 Iyyar 5775
«Ты не погибнешь!»

image

Еврейские судьбы  

Шолом (с 1967 г. – Александр) Хаймович Гельфонд родился 9 июня 1920 г. в Белоруссии, в местечке Славени Толочинского района Витебской области, в семье раввина. Его отец был образованным и добрым человеком, вызывал у людей доверие. В 1937 г. отца арестовали, но через неделю привезли обратно, что было в те годы большой редкостью. Отправляя сына в армию, он молился о нем и напутствовал: «Ты не погибнешь!»
И Александр не погиб. Всю войну у него было ощущение, что отец всегда где-то рядом и как-то выручает его в трудные минуты. А их было немало у воина, начавшего свой боевой путь в ноябре 1939 г. рядовым в финской кампании и закончившего его в мае 1947 г. майором в Японии. Досталось от него в той войне и фашистской Германии.
В 1939 г. 19-летний Александр Гельфонд учился в Витебском мединституте и был хорошим спортсменом с очень быстрой реакцией. На лыжных соревнованиях его заметили, вызвали в горком комсомола (не в военкомат) и предложили пойти в армию добровольцем. Отказываться было не принято, и его отправили на границу с Финляндией, где уже шла война. Как бегать на лыжах, его обучать не надо было, а всему остальному обучила война. Из нескольких переделок – с рукопашным боем в окопе, один против троих! – он вышел живым только благодаря спортивной сноровке, быстроте реакции и, возможно, молитвам отца.
Память человеческая избирательна, в преклонные лета – особенно. В памяти 94-летнего Шолома Хаймовича вся война (точнее, все театры военных действий, от финского до японского) сконцентрировалась в эпизодах, запомнившихся особенно прочно и ярко. И это не обязательно сугубо боевые схватки или случаи чудесного спасения от смерти, что на войне бывает, – среди таких воспоминаний и ссоры с начальством, и обиды за неполученные награды (а у военнослужащих с «пятым пунктом» такое бывало нередко), и счастье встречи с будущей женой. Именно такая структура памяти запечатлелась в записях дедовых рассказов, сделанных его младшим внуком.
В декабре 1940 г., после завершения той «странной» финской кампании, Шолом Гельфонд был направлен на учебу в Ленинградское артиллерийское училище. В составе взвода курсантов он испытывал в районе Финского залива новые снаряды для пушек. Почти сразу же после начала войны с Германией на их взвод напали финны-пограничники, и из 30 человек личного состава взвода в живых после того боя осталось только пятеро. Успев взорвать и пушки, и снаряды, эта пятерка бросились к заливу, в воду, где Гельфонда тоже ждала смерть, но другая: плавать-то он не умел. В деревне, где он родился, не было реки. К счастью, он сумел как-то привязаться к бревну, и вскоре в заливе его подобрала канонерка.

Как погиб отец

Когда началась Великая Отечественная, из родных Славеней мобилизовали и Толю (Анатолия Михайловича) Ковалева, одноклассника Саши Гельфонда. Саша был сыном раввина, а Толя – священника. То был умный и энергичный юноша, часто приходивший к Гельфондам домой, любивший беседовать с Сашиным отцом на разные темы и читать книги из раввинской библиотеки. В конце 1941 г. он дезертировал из Красной армии и вернулся в оккупированные немцами Славени, где стал главным полицаем.

Павел ПОЛЯН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию