Ноябрь 30, 2016 – 29 Heshvan 5777
«Так ведь надо было…»

image

20 лет назад не стало академика Юлия Харитона  

Этот маленький щуплый человек, а таким он оставался всю жизнь, был нужен Сталину и Берии, Хрущеву и Брежневу, Горбачеву и Ельцину – всем, кто стоял во главе нашего государства. СССР, а затем Россию нельзя было бы называть великой державой, если бы не труд и подвиг Юлия Борисовича Харитона.
Владимир Губарев

Представлять Юлия Харитона не надо. О нем много писали и наверняка еще будут писать. Однако по-настоящему открывать для себя эту незаурядную личность начинаешь, только ознакомившись с его книгой воспоминаний «Путь длиной в век». Жизнь Юлия Харитона практически совпала с ХХ веком.
Родился он 27 февраля 1904 г. в Петербурге в еврейской семье. Его детские и юношеские годы не были легкими, хотя и прошли в довольно обеспеченной семье. В 1913 г. родители Юлия развелись, и его отец Борис Осипович воспитывал сына сам. В гимназию Харитон не попал из-за процентной нормы, но зато успешно учился в коммерческом и реальном училищах. В 15 лет Юлий окончил школу и, не достигнув 16 лет, в 1921 г. поступил в Петроградский политехнический институт, где вскоре проявились его способности.
Отец Харитона, видный журналист популярной ежедневной газеты «Речь», органа Партии народной свободы, был также редактором «Летописи Дома литераторов» и «Литературных записок», закрытых большевиками. Как и многие его единомышленники, Октябрьскую революцию Борис Харитон не принял и в 1922 г. вместе со многими другими интеллигентами был выслан из России на «философском пароходе». Обосновавшись в Риге, он выпускал там еврейскую русскоязычную газету «Народная мысль» и до 1940 г. работал в редакции «Сегодня». Надо полагать, что Борис Харитон числился в списках НКВД, а потому после вступления советских войск в Латвию был вместе с десятками тысяч прибалтов депортирован, а затем погиб в лагере.
Этот факт, несомненно, был зафиксирован в деле, хранившемся в сейфе Берии. Но о судьбе своего отца физик Ю. Харитон ничего не знал до конца жизни. Уже будучи известным ученым, неоднократно контактируя с Берией, он так и не решился спросить у него о своем родителе.
***
Вспоминая студенческую пору, Харитон писал в своих мемуарах: «Важнейшим событием моей жизни явилась фраза, сказанная Николаем Семеновым, который вел упражнения по физике: „Зайдите ко мне вечером“». Вечером Семенов сказал студенту Харитону: «Иоффе организует Физико-технический институт. Там будет моя лаборатория. Я приглашаю вас».
Первой научной работой Юлия Харитона в 1924 г. было исследование критической температуры конденсации металлических паров. Он обнаружил, что она зависит от их плотности. Затем совместно с Семеновым и Шальниковым Харитон изучал взаимодействие молекул с поверхностью твердых тел. Эти работы оказались важными не только с общефизической точки зрения, но и в прикладном плане.
Появившаяся в 1926 г. статья Ю. Харитона и его аспирантки З. Вальт «Окисление паров фосфора при малых давлениях» стала основой для создания теории разветвленно-цепных реакций. Сохранилась книга Н. Семенова «Цепные реакции» (1934) с дарственной надписью: «Дорогому Юлию Борисовичу, который первый толкнул мою мысль в область цепных реакций».
При поддержке Иоффе, Капицы и Семенова в 1926 г. Харитона откомандировали в Англию, в Кавендишскую лабораторию Эрнеста Резерфорда. Там же он защитил диссертацию на тему «О счете сцинтилляций, производимых альфа-частицами».

Семен КИПЕРМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Email This Page

Социальные сети