Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Свой среди чужих, чужой среди своих

image

75 лет назад в Варшавском гетто был расстрелян Яков Оренштайн  

О еврее, сделавшем для украинской культуры больше, чем многие украинцы, рассказывает доктор политических наук, профессор, автор книги «Вічний жид Коломиї» Иван Монолатий.

– Профессор, обрисуйте исторический фон эпохи Оренштайна. Кем были евреи для украинцев Галиции в конце XIX в.?
– Я обозначил бы их как «иных своих»: украинские источники тех лет употребляют формулу «наші жиди» без негативной коннотации. С одной стороны, Австро-Венгерская империя отличалась межэтнической толерантностью. С другой, еврейское население Галиции составляло основу экономики края, и это пугало как поляков, так и украинцев. Поэтому и в польских, и в украинских кругах раздавались ксенофобские голоса. Для многих украинцев и поляков евреи были если не врагами, то лишним этническим сегментом в том национальном Пьемонте, который они рассматривали как основу возрождения своих независимых государств.
– Насколько в этом контексте появление такой фигуры, как Оренштайн, было событием исключительным? Ведь он стал специализироваться на издании украинской книги, когда сами украинцы об этом не помышляли…
– Без сомнения, издавая книги на польском языке или на идише, Оренштайн не столкнулся бы и с долей тех проблем, которые у него возникли. Хотя, прежде всего, он был дальновидным и успешным бизнесменом, понимавшим, что значительная часть населения Восточной Галиции говорит по-украински и нуждается в доступной книге на родном языке. Идея массовой украинской книги витала в воздухе, просто Оренштайн обладал финансовым ресурсом, ощущал конъюнктуру и знал рынок. Но я бы не сводил все к прибыли: будучи евреем, Оренштайн вполне искренне сочувствовал украинскому национальному проекту.
– И как идеологи этого проекта восприняли то, что столь важная просветительская и в какой-то мере идеологическая миссия оказалась в еврейских руках?
– Известный украинский библиограф Иван Кривецкий еще в 1904 г. отмечал, что провинциальная 40-тысячная Коломыя может стать третьим по значению издательским центром украинской книги в Австро-Венгрии (после Вены и Львова) и главная заслуга в этом принадлежит «галицькому жиду Оренштайну – поодинокій чужій людині, котра видає українські книжки». Разумеется, не всем нравилась его активность. Например, писатель Богдан Лепкий высказался в таком духе: мол, была хорошая идея – и та попала в руки к еврею. Хотя сам издатель приглашал к идее своей «Загальної бібліотеки», в рамках которой вышло 300 книг, все местные украинские круги, подчеркивая свою аполитичность и нейтральность.
– Так кем он был – украинским издателем или издателем украинской литературы?
– Он называл себя «українським накладовцем жидівського роду»...

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь