Еврейское кладбище в Кременчуге стало заложником борьбы за сферы влияния  

Пять раз за восемь лет был осквернен на старинном заброшенном кладбище в Кременчуге охель (молитвенный павильон) на предполагаемых могилах дочерей и учеников цадика Нахмана, прах которого покоится в Умани!
Памятная мацева-мемориал, а потом и охель были установлены в Кременчуге в 2009 г. по инициативе рава Исраэля Меира Габая – главы организации «Охалей Цадиким» («Шатры праведников»). Казалось бы, благородный поступок.
В апреле 2014 г., после очередного акта вандализма, правоохранители возбудили уголовное дело. Прибыв в Кременчуг, Габай пообещал построить мемориальный комплекс на месте оскверненного, нанял молодых людей, которые… вырубили и сожгли 200-летние деревья на территории старинного кладбища. Столь смелое начало строительства возмутило кременчугских краеведов, исследующих еврейские захоронения. Тем более, что на сегодняшний день проект мемориала не согласован и определяется как самострой.
До революции кладбище имело четыре сектора – еврейский, православный, старообрядческий и караимский, но больше всего надгробий сохранилось на еврейском участке. Осталась фотография 1896 г.: фигуры ангелов, городовой на входе, ограждение по периметру, роскошные памятники за оградами – по красоте и значимости это кладбище могло бы сравниться с Лычаковским во Львове. Здесь нашли упокоение разные люди – от контр-адмирала Николая Милонаса, купцов первой гильдии, раввинов и цадиков до солдат, революционеров и простых тружеников. Тут похоронен главный раввин города Аарон Заславский – зять рабби Нахмана из Браслава и внук основателя движения «Хабад» Шнеура Залмана. То, что случилось с кладбищем, – печальный урок истории. Сегодня ты – знаменитость, а через несколько веков на твоей могиле будут жарить шашлыки.


Еврейские надгробия в качестве фундамента

Некрополь не уничтожила даже война: у краеведов есть редкое фото немецких солдат, сидящих в окопах на фоне еврейских памятников. Лишь у советской власти поднялась рука потревожить покой мертвых. Кладбище стало частью территории закрытой военной базы с артиллерийскими складами. Доступ к захоронениям строго пресекался. Надгробные плиты были безжалостно вырваны и использовались в качестве фундаментов и для мощения дорожек.
Когда в середине 1990-х базу ликвидировали и вход на территорию открыли, евреи ужаснулись: дороги были вымощены надгробными плитами (они и сейчас там, закатанные в асфальт). Мацевы, вырванные из могил, валялись прямо у дороги, но чаще лежали кучей где-то в траве или кустарнике. Это мало кого смущало, да и сегодня многие кременчужане равнодушны к происходящему. Вскоре, как вороны, налетели «черные археологи» – разрывали захоронения, искали фарфоровую посуду царских времен, украшения, цветные металлы.
Что касается еврейских захоронений, то раввин кременчугской синагоги Шломо Давид Саламон заявлял в интервью «Кременчугской панораме», что «рав Габай взял список хасидов, похороненных в Кременчуге, часть имен увековечив на мемориальной доске, установленной на кладбище (о котором идет речь. – Ред.), а часть – на территории бывшего кладбища в Крюкове-на-Днепре». Однако, по словам рава Саламона, «нет никаких доказательств, что эти люди были похоронены именно в этом месте, ведь все архивы сгорели в годы войны, и нет возможности даже определить точные границы еврейского участка».

Рони ГУРАЛЬНИК

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь