Июль 1, 2015 – 14 Tammuz 5775
Судьба песни

image

Шолом Секунда и его шлягеры  

Мое послевоенное детство проходило на московской окраине, где быт был пропитан матерщиной, пьянством и городским тюремным фольклором. Конечно же, и антисемитская нота звучала в этих анекдотах и песенках с имитацией еврейского акцента. То были времена, когда местечко, исчезнувшее в пламени Холокоста, выбросило остатки своих чудом уцелевших обитателей в предместья больших городов наподобие той слободы, которую так неподражаемо описал Асар Эппель. Еврейские жители этих предместий работали на заводах и в артелях, торговали, сохраняя свои семейные обычаи, свою речь, мелодии своих песен. Городские низы их не принимали, возводя забор ксенофобского отчуждения, всевозможных юдофобских мифов. Когда-нибудь Борис Слуцкий напишет:
Иван в окопе воюет,
Абрам в райкопе торгует.
Не воровавши ни разу,
Не торговавши ни разу,
Ношу с собой, как заразу,
Проклятую эту фразу.
А двор распевал: «Старушка не спеша дорожку перешла, ее остановил милиционер…» Словно пощечина звучала для меня, еврейского подростка, эта песенка: «Ах, боже, боже мой, ведь я иду домой, сегодня мой Абраша выходной…» Это пелось со старушечьим еврейским произношением. И дальнейшее: «Несу я в сумочке кусочек курочки, кусочек маслица, два пирожка». «Курочка» звучало как «кухочка». «Я никому не дам. Все скушает Абхам, и будет мой Абхам, как барабан».
С какой инфернальной иронией это звучало, как омерзительна была эта старушка с ее любовью к своему Абраму. И мелодия – лихая, с приплясом, знакомая по другим песенкам.
Одна из них – «Барон фон дер Пшик» – псевдонародная сатира военных времен, своего рода музыкальный лубок.
Барон фон дер Пшик
Покушать русский шпик
Давно собирался и мечтал.
Кончилось все для барона плохо:
И бравый фон дер Пшик
Попал на русский штык,
Не русский, а немецкий вышел шпик!
Это по радио исполнял народный любимец Утесов.
На ту же мелодию была написана песня «В Кейптаунском порту». Там уж – юношеская морская романтика:
В кейптаунском поpту
С какао на боpту
«Жанетта» попpавляла такелаж…
И далее весь положенный антураж: пассаты, красотка Кэт, таверна… Песенка звучала в ресторанах, в застольях, под гитару и оркестр.

Михаил РУМЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию