Сентябрь 30, 2015 – 17 Tishri 5776
Страсти по кашруту

image

Кафе и рестораны Тель-Авива и Хайфы отказываются от удостоверения раввината о кошерности  

Они переходят на удостоверения, выдаваемые организацией «Ашгахат пратит» («Частный надзор»), созданной раввином Аароном Лейбовичем. По их словам, это – протест против «непомерных поборов» раввината и выдвинутого недавно главой МВД Арье Дери законопроекта о монополии раввината на контроль соблюдения кашрута.
Законопроект этот был предложен после решения юридического советника правительства Иегуды Вайнштейна, по-своему истолковавшего Закон об ответственности за обман в вопросах кошерности пищи. До сих пор в случае, если хозяин заведения общепита утверждал, что торгует кошерной едой, а на самом деле это не подтверждалось наличием удостоверения раввината и не соответствовало действительности, его ждал штраф или уголовная ответственность. Согласно решению Вайнштейна, теперь таким заведениям достаточно получить удостоверение от любой организации, утверждающей, что она следит за соблюдением кашрута.
Понятно, что многих светских евреев, не соблюдающих кашрут, эта проблема не волнует. Но для тех, кто употребляет только кошерную пищу, речь идет о принципиальном вопросе. Как заметил журналист Кальман Либскинд, этим решением юридический советник лишь продемонстрировал свое глубокое невежество в области иудаизма вообще и кашрута в частности. Ведь вопрос не в том, под чьим наблюдением находится заведение, а в том, соблюдаются ли в нем все требования кашрута.
Но война была объявлена и выплеснулась на улицы. В последние дни я посетил ряд тель-авивских кафе, где на вопрос о кошерности мне отвечали утвердительно, но, когда я просил показать удостоверение, выяснялось, что оно выдано организацией «Ашгахат пратит».
– Я много лет работал без удостоверения, потому что не хотел платить раввинату по 10 тыс. шекелей в месяц, – объяснил мне хозяин одного из этих заведений. – При этом у нас только рыбно-мясной ресторан, нет ничего молочного, то есть мы, в принципе, всегда были кошерными. Сейчас я плачу «Ашгахат пратит» 600 шекелей в месяц, их представитель появляется в ресторане 2–3 раза в неделю, за час убеждается, что все в порядке, – и у меня есть удостоверение.
Однако, когда я начал расспрашивать его о том, где он закупает мясо, уверен ли в его кошерности, следит ли, к примеру, за тем, чтобы работники не приносили на кухню молочные продукты, откошеровал ли посуду и т. д., оказалось, что в вопросах кашрута мой собеседник, мягко говоря, «плавает».
– Раз проверяющие из «Ашгахат пратит» признали, что у нас все кошерно, значит, кошерно! – твердил он.
Но завотделом кашрута Министерства по делам религии Амихай Фильбер придерживается иного мнения.
– Не понимаю, откуда взялись 10 тыс. шекелей и разговоры о поборах раввината, – говорит он. – Стоимость удостоверения о кошерности для ресторана, вмещающего до 50 человек, составляет 517 шекелей в месяц плюс почасовая оплата труда контролера, которая при обычном кашруте стоит несколько сот шекелей в месяц. Так что на самом деле речь идет примерно о 1000 шекелей в месяц. Понятно, что в ресторанах категории «кашер ле-меадрин» или в крупных заведениях это обходится дороже. Зато клиенты ресторанов, имеющих удостоверение раввината, могут быть уверены в том, что едят действительно кошерную пищу.
В Главном раввинате тоже считают, что дело не в деньгах (как выяснилось, разница между раввинатом и организацией «Ашгахат пратит» составляет 60–70%), а в том, что многие рестораторы хотят получить удостоверение о кошерности, не заботясь о кашруте. К примеру, не многие знают, что ежегодно в Израиле выписывалось более 3000 штрафов за нарушение заведениями общепита правил кашрута, закупку некошерных продуктов, вывешивание фальшивых удостоверений о кошерности и т. д.
– У этих товарищей странная логика, – сказал мне знакомый контролер кашрута. – Никто ведь не заставляет получать удостоверение о кошерности. Но оно позволяет привлечь в ресторан клиентов, соблюдающих еврейские традиции, а значит, дополнительно заработать. Однако платить за это они не хотят. Рестораторы ведь платят инспекторам министерств здравоохранения и сельского хозяйства, проверяющим соблюдение требований гигиены и т. д. Почему никто не требует заменить их сотрудниками частной фирмы? Опасность сложившейся ситуации заключается в том, что теперь присвоить себе право выдавать удостоверения о кошерности может любой. Но большинство израильтян не обращают внимания на то, кем выдано удостоверение, они попросту доверяют висящей на стене бумаге. А значит, невольно могут стать жертвой обмана. И поэтому закон, выдвинутый Арье Дери, необходим.
Безусловно, этот спор можно продолжать. А пока раввинат и бизнесмены обмениваются обвинениями, кошерное остается кошерным, а трефное – трефным, и ни один юридический советник не в силах это изменить.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию