Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
Среди моря смертей

image

Беседа с Гезой Рёригом, сыгравшим главную роль в фильме «Сын Саула»  

26 января, в канун Международного дня памяти жертв Холокоста, в Берлине состоялся специальный показ фильма «Son Of Saul» («Сын Саула»), организованный Claims Conference. Она же частично финансировала эту картину, которая появится в германском прокате 10 марта.
Дебютная полнометражная лента 38-летнего венгерского режиссера Ласло Немеша завоевала гран-при прошлогоднего Каннского кинофестиваля, получила «Золотой глобус» в категории «Лучший неанглоязычный фильм» и является наиболее вероятным претендентом на победу в аналогичной «оскаровской» категории.
Главный герой фильма – Саул Ауслендер, венгерский еврей, один из членов зондеркоманды Освенцима. Он одержим стремлением похоронить по еврейским традициям мальчика, которого называет своим сыном, ищет для этого среди заключенных подходящего раввина. Наряду с этим часть членов зондеркоманды готовит восстание (действие фильма происходит в октябре 1944 г.).
Картина «Сын Саула» явно выделяется в ряду других работ об аде Освенцима. Она предельно сфокусирована на судьбе одного человека, подчеркивая уникальность каждой человеческой жизни и важность сохранения силы духа даже в таких нечеловеческих условиях. В фильме много крупных планов актеров, ужасы концлагеря даются на экране размытыми, как фрагменты жуткого, навязчивого кошмара, но эмоциональный заряд повествования столь высок, что кино спорит с реальностью.
Саула сыграл родившийся в Венгрии и живущий ныне в США Геза Рёриг, который в последние годы преподавал иудаику в одной из высших школ Нью-Йорка. Теперь он старается разобраться, какое направление должна принять его жизнь: или он вплотную займется актерством, или вернется к преподаванию.
– Геза, ранее вы сыграли лишь небольшую роль в венгерском мини-сериале, который показывали в конце 1980-х, и с тех пор не показывались на экране. И вдруг такая фантастическая актерская работа в этом фильме. Как вы познакомились с Ласло Немешем?
– Мы встретились в Нью-Йорке в 2007 г., подружились. Спустя пять лет Ласло, который уже готовился снимать «Сына Саула», дал мне почитать сценарий. Он меня очень и очень взволновал. Я сказал Ласло, что такой фильм должен быть обязательно снят. Спустя некоторое время меня вызвали на пробы, в ходе которых мы импровизировали, прикидывали, как эту историю уложить в рамки фильма. А два месяца спустя Ласло предложил мне сыграть Саула.
– Как для исполнителя главной роли у вас была довольно непростая работа. В фильме практически нет панорамных кадров, камера почти все время снимала вас крупным планом. Вы не могли взять передышку и спрятаться за музыку или пейзаж.
– Или даже за слова.
– Да, ваш персонаж не отличается многословием, но его переживания весьма точно отражают взгляды, мимика. Как готовились столь непростые съемки?
– Мы не хотели снимать такой фильм, в котором была бы четко видна позиция людей, обладающих багажом знаний, накопленных за годы, прошедшие после войны. Мы не хотели сводить все и к элементарной демонстрации особенностей лагерного быта. Нам было необходимо отразить все эмоции Саула и сделать очень честное кино о состоянии человека в этой ситуации. Нам важно было понять ощущения индивидуума из зондеркоманды, который все время был рядом с газовыми камерами и крематориями. У таких людей была очень ограниченная информация о происходящем за пределами лагеря и даже внутри него. Они были травмированы как ментально, так и физически. И при этом все равно старались собирать воедино мир, распадавшийся на их глазах. Это вызывало шок высочайшего уровня. Мы понимали, что в такой реальности не могло быть монологов, и старались работать над передачей ощущений человека другими средствами. Мы попробовали продемонстрировать, на что мог быть похожим один день человека в таком ужасном месте.
– В самом начале фильма лицо Саула совершенно лишено эмоций, что и понятно: ведь вместе с остальными членами зондеркоманды он выполнял адскую работу, и такое отстраненное поведение было чем-то вроде защитной реакции. Саул словно вошел в роль биоробота, запрограммированного на определенные действия. И вдруг он словно пробуждается, когда видит мальчика, выжившего после газовой камеры. Это очень эмоциональная трансформация, которая не может не взволновать.
– Поворотный пункт в жизни Саула произошел, когда он увидел агонию мальчика. Оказалось, что он выжил после газовой камеры, чудесным образом выбрался из места, откуда обратной дороги нет, лишь для того, чтобы быть удушенным «врачом»-нацистом. Думаю, что эта сверхэкстремальная ситуация выходит за все мыслимые рамки. Эта смерть выделилась среди моря смертей, тысяч смертей, виденных Саулом. И его душу воскресил погибший мальчик. Он словно отпустил грехи Саулу. В нем всколыхнулось глубокое сочувствие – чувство, которое его не посещало достаточно давно.

Беседовал Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь