25 лет назад началась еврейская иммиграция в Германию 

В феврале 1990 г. было нарушено табу. Мы, активисты созданного в декабре 1989-го Общества еврейской культуры Берлина (JKV), рассказали посетившему нас иерусалимскому раввину Цеви Вайнману об анонимных телефонных звонках из СССР. Звонившие рассказывали про разгул антисемитизма в стране и интересовались возможностью иммигрировать в Германию. Услыхав это, раввин заявил, что сидеть сложа руки нельзя. Вместе с ним мы отправились в советское посольство и в МИД ГДР, где оставили наше требование, в котором, в частности, говорилось: «Вот уже многие недели до нас доходит информация об угрозах еврейских погромов в различных городах СССР... Памятуя о том, что весь мир молча смотрел на то, как фашистская Германия преследовала и уничтожала евреев, мы призываем не допустить повторения германского позора... В связи с этим мы требуем, чтобы в ГДР были созданы условия для немедленного приема советских евреев, которые захотят сюда переехать...»

Принято единогласно, оставлено без внимания

8 февраля я зачитала наш призыв на заседании рабочей группы по делам иностранцев Центрального круглого стола. Ее члены, как и прочие представители участвовавших в его работе партий и организаций, поддержали наши требования. Однако возглавляемое временным премьером Хансом Модровом правительство ГДР проигнорировало это решение, которое, как и все прочие, было зачитано на телекамеры.
Тогда было почти невозможно себе представить, что евреи захотят иммигрировать в страну Шоа. Но гласность и перестройка, вызывавшие такое восхищение в ГДР, в СССР привели к всплеску антисемитизма. Мы задавались вопросом о том, куда же теперь обращаться. Уж очень нереальным в связи с германской историей, израильскими возражениями и сведением еврейства исключительно к вероисповеданию выглядело представление о том, что ГДР еще до воссоединения с ФРГ решит принимать советских евреев, в то время как многие западные государства как раз завершили подобные программы.
В декабре 1989 г. правительство Модрова признало распущенную нацистами Израэлитскую синагогальную общину «Аддас Исроэль», вызвав тем самым протест западноберлинской общины и ее председателя Хайнца Галински, настаивавшего на праве единолично представлять интересы берлинских евреев. Это признание стало возможным благодаря адвокату Лотару де Мезьеру (ХДС), который 18 ноября 1989 г. был назначен министром по вопросам церковных конфессий. После состоявшихся 17 марта 1990 г. первых свободных выборов в ГДР Народная палата 12 апреля избрала его премьер-министром ГДР, призванным «свернуть» эту страну. В тот же день парламент ГДР выразил свою солидарность со всеми преследуемыми евреями и легитимировал упомянутое выше решение Центрального круглого стола.

«Принципиальный характер решения»

Уполномоченная правительства по делам иностранцев Альмут Бергер (Союз 90/«Зеленые») тут же создала рабочую группу, в состав которой входила и автор этих строк. Одно из направлений работы группы так и называлось – «Еврейская иммиграция». А уже в мае правительство Лотара де Мезьера открыло границы ГДР для всех, кто чувствовал себя дискриминируемым в связи с еврейской национальностью или вероисповеданием.

Ирэне РУНГЕ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию