Многие до сих пор так и не вняли этому предупреждению Маргарет Тэтчер  

Выступая недавно на сессии Генассамблеи ООН и призывая другие страны присоединяться к новым американским санкциям против руководства Венесуэлы, Дональд Трамп советовал активно сопротивляться социализму: «Мы наблюдаем человеческую трагедию, как пример, в Венесуэле. Более 2 млн человек бежали от страданий, виной которым – социалистический режим Мадуро и его кубинских спонсоров. Не так давно Венесуэла была одной из богатейших стран мира. Теперь социализм обанкротил богатую нефтью страну и привел ее народ к нищете. Везде, где пытались построить социализм или коммунизм, это вело к страданиям, коррупции и упадку. Жажда власти социалистов приводит к экспансии, вторжениям и угнетению».
Хотя примеров банкротства попыток построить функционирующий социализм множество, а примеры успеха отсутствуют, социалистическая утопия сохраняет свою привлекательность. В первую очередь среди тех, кто понятия не имеет о том, что такое – жить при социализме. Так, накануне 100-летия октябрьского переворота в России социологическая служба YouGov провела опрос, в ходе которого 44% американцев в возрасте от 15 до 30 лет заявили, что предпочли бы жить при социализме (в то время как капитализм выбрали 42% опрошенных). А еще 7% и вовсе высказались за коммунизм. Это только на первый взгляд может показаться, что в США подобный вопрос носит теоретический характер. На самом деле он давно уже перешел в практическую плоскость. Вот лишь один из многочисленных примеров.
В скором времени Чикаго станет первым городом США, власти которого реализуют на муниципальном уровне идею о безусловном базовом доходе. Теория о том, что для стимулирования экономики достаточно разбрасывать с вертолетов деньги, которые граждане затем будут активно тратить, не нова. На ней была построена идеология кейнсианской экономической школы в XX в. Сейчас, впрочем, идея получила второе дыхание. Первыми эксперименты по введению базового дохода начали скандинавские страны, но даже там пока что подобные эксперименты не были признаны успешными.
Руководство Чикаго собирается для начала отобрать в бедных районах города 1000 семей и платить им ежемесячно около 500 долл. из муниципального бюджета. В случае успеха предполагается расширить контингент до 10 тыс. семей. Программой заведует мэр Чикаго Рам Эманюэль – в прошлом один из самых влиятельных стратегов Демократической партии и ближайший советник Барака Обамы. Учитывая плачевное состояние дел в городе и собственный низкий рейтинг, Эманюэль не планирует выдвигаться на третий срок. Для него реализация программы базового дохода – единственный шанс покинуть свой пост на позитивной волне. Ведь ничем прочим видному «демократу» похвастаться нечем. Проблем у Чикаго – хоть отбавляй. Чикаго лидирует среди городов США по количеству убийств. (Что интересно, в городе и в штате Иллинойс в целом действуют строжайшие законы о владении оружием. Если верить заверениям либералов, это должно было свести на нет убийства с применением оружия, однако на деле ситуация получается совсем иная.) Чикаго находится на грани дефолта. Долги мэрии в прошлом году составили 20 млрд долл. Пенсионные долги, которые считаются отдельно, превышают 32 млрд долл. Откуда взять деньги на их выплату – неясно. Повышать налоги – не выход, они и так находятся на рекордно высоком уровне в сравнении с остальной Америкой. Занимать на рынке облигаций становится все сложнее – уже сейчас городские займы имеют преддефолтные котировки. Искать помощи у штата тоже нет смысла – Иллинойс и сам имеет 250 млрд долл. долгов. Казалось бы, в подобной ситуации внедрять в городе систему базового дохода – безумие. Но, во-первых, у уходящего мэра своя логика: он хочет запомниться не как политик, доведший Чикаго до дефолта, а как человек, впервые реализовавший программу базового дохода в крупном городе. А во-вторых, у социалистов своя, плохо понятная здравомыслящим людям логика. И, к сожалению, у них по-прежнему находится немало приверженцев. Вот что пишет по этому поводу колумнист The New York Times Бретт Стивенс:
«„Весной 1932 г. находившиеся в безысходном положении чиновники, боявшиеся потерять свою работу и даже свои жизни, понимали, что страну, вероятно, ожидает новый голод, и начали запасать зерно во всех местах и любым способом. Массовая конфискация прошла по всей территории СССР. А в Украине она проводилась с почти фанатичной интенсивностью“. Это цитата из „Красного голода“ – блестящей книги Энн Эпплбаум, посвященной политике массового голода, которую Сталин проводил в отношении Украины в начале 1930-х гг. По существующим оценкам, не менее 5 млн человек погибли в течение нескольких лет. Уолтер Дюранти, корреспондент газеты New York Times в СССР, настаивал на том, что эта история является лживой. Он получил Пулитцеровскую премию за опубликованные в газете New York Times репортажи, которые впоследствии были названы „совершенно недостоверными“.
Возникает вопрос: какое количество читателей знакомы с этой историей злодеяний и их опровержений? Скольким людям знакомо имя Лазаря Кагановича – одного из главных приспешников Сталина в проведении той политики, ставшей причиной голода? А что можно сказать о других главах, больших и маленьких, в истории коммунистического ужаса – от депортации крымских татар и бесчинств сторонников „Сияющего пути“ в Перу до психушек брежневской эпохи, в которых держали и пытали диссидентов? Почему людям, которые знают все о пресловутой тюрьме на острове Роббен в Южной Африке, ничего не известно о тюрьме на кубинском Острове пиний? Почему марксизм все еще серьезно воспринимается в университетских кампусах и в прогрессивной прессе? А у тех людей, которые справедливо требуют убрать статуи конфедератов, не возникает хоть подобие чувства отвращения, когда они видят неформалов в футболках с портретами Ленина или Мао Цзэдуна?
Оригинальными эти вопросы назвать нельзя. Но их стоит задавать, потому что многие сегодняшние прогрессисты продолжают оставаться в опасном промежуточном положении полуотрицания в отношении наследия коммунизма спустя целый век после его рождения в России.
Нет, они не являются истинно верующими коммунистами. Да, они знают о цене Большого скачка и о Полях смерти. Нет, они не устраивают заговор для подрыва демократии. Но они настаивают на том, что существует принципиальное различие между нацизмом и коммунизмом – между расовой ненавистью и классовой ненавистью, между Бухенвальдом и ГУЛАГом, – которое в моральном отношении ставит последний выше первого. Они будут пытаться отделить теорию коммунизма от коммунистической практики в попытке оправдать само учение. Они будут уравновешивать признание репрессий и массовых убийств при коммунизме ссылками на его „реальные достижения“. Они будут утверждать, что настоящий коммунизм еще не был должным образом испытан…
„Прогрессивная интеллигенция выступает в качестве морального судьи по отношению к одной части мира, тогда как по отношению к революционному движению она проявляет безграничную терпимость, – отметил французский ученый Раймон Арон в своей вышедшей в 1955 г. книге „Опиум интеллектуалов“. – Сколько интеллектуалов пришли в революционную партию по пути морального возмущения только для того, чтобы в конечном счете потворствовать террору и автократии?“
Интеллектуалы имеют долгую историю выставления себя на посмешище с помощью своих политических предпочтений, и этот феномен в полной мере является двухпартийным. Однако более опасными являются последствия того, что левые выступают в качестве попутчиков и защитников. Венесуэла сегодня находится в тисках социалистической диктатуры и представляет собой гуманитарные руины, тогда как ее предсказуемый и печальный курс с восторгом воспринимался традиционными прогрессивными подозреваемыми.
Джереми Корбин, один из таких подозреваемых, может стать следующим британским премьером, и отчасти это может произойти потому, что выросло поколение британцев, не имеющее представления о том, что путь от „прогрессивных социальных обязательств“ до катастрофических экономических последствий является короткими и прямым.
Берни Сандерс в 2016 г. овладел сердцами, если не умами сторонников Демократической партии, представив „демократический социализм“ как продолжение либеральной политики „Нового курса“. Этот сенатор от штата Вермонт также настаивает на том, что „бизнес-модель Уолл-стрит основана на обмане“. Попытки обвинить капитализм и финансовые компании тоже являются предсказуемым результатом.
Горький факт состоит в том, что уроки наиболее поразительной стратегической победы Запада в прошлом столетии мы не удосужились серьезно передать другим и в еще меньшей степени усвоили их сами. Та идеология, которая в определенный момент поработила примерно треть мира и способствовала его обнищанию, разрушилась без борьбы, и все могли это видеть. И тем не менее у нас возникают проблемы, когда мы пытаемся осуждать ее, как мы это делаем в отношении похожих проявлений зла. А еще мы относимся к ее сторонникам как к романтикам и идеалистам, а не как к глупцам, фанатикам и циникам, которыми они на самом деле были и продолжают оставаться.
Уинстон Черчилль рассказал о том, как немцы позволили большевикам в 1917 г. проехать из Швейцарии в Санкт-Петербург, „и таким образом они применили против России самое страшное из всех возможных видов оружия – они транспортировали Ленина в опломбированном вагоне, как чумную бациллу“. Спустя столетие эту бациллу так и не удалось полностью истребить, а наш иммунитет по отношению к ней продолжает вызывать сомнение».

В последнее время среди демократов, особенно молодых, все более популярным становится радикальное политическое течение, члены которого называют себя демократическими социалистами. Одним из его шумных представителей является сенатор Берни Сандерс. Выступая недавно в программе This Morning на CBS, он сказал: «Мы тратим на здравоохранение вдвое больше на душу населения, чем любая другая страна. Мы имеем самые высокие цены на лекарства по рецепту… Это катастрофическая ситуация». Это хорошо известно. И что же предлагает сенатор для исправления этой ситуации? «Конечно, нужно перейти на Medicare для всех», – требует Сандерс. Разве это снизит медицинские расходы? Ни Сандерс, ни его сторонники не отвечают на этот вопрос. Сандерс также призывает к предоставлению всем желающим «гарантированных рабочих мест». И снова сенатор и его последователи обходят стороной вопрос финансирования этих рабочих мест. Поэтому неудивительно, что когда молодых демократов и либералов, увлеченных предложениями Сандерса, спрашивают о стоимости реализации этих идей, они пожимают плечами и отвечают: «О, они там что-нибудь придумают».
31 июля 2018 г. в левом журнале Jacobin Magazine была опубликована обширная программная статья демократических социалистов «A Time to Be Bold». Ее авторы – Мэтью Дисон и Майкл Маккарти, ассистенты профессоров социологии в Университете Колорадо и Университете Маркетта (штат Висконсин) – предприняли попытку дать теоретическое обоснование демократическому социализму Америки. По своей сути статья напоминает «Манифест Коммунистической партии» Маркса и Энгельса. Дисон и Маккарти декларируют, что «социализм – это шанс выдвинуть смелое, преобразующее видение того, как может выглядеть общество для многих». В статье содержится жесткая критика капитализма. В частности, заявляется, что сегодня капитализм – это «главный источник человеческих страданий». Авторы считают, что «когда основные ресурсы общества находятся в руках частного бизнеса, то возникают условия для эксплуатации, неравенства в возможностях и эгоистического поведения». «Богатства, полученные в результате труда рабочих, направляются владельцам капитала, а не перераспределяются между рабочими», – пишут они.
Дисон и Маккарти утверждают, что болезни общества могут быть ликвидированы, когда «частная собственность будет отобрана и все будет принадлежать государству… Государство будет заниматься перераспределением всего богатства и принимать коллективные решения о том, что и когда строить, изготовлять и продавать… Рабочий класс не может достичь коллективной мобильности при капитализме. Работающие не свободны при капитализме. Капитализм порождает конфликты, а не сотрудничество; конкуренцию, а не солидарность». Какая красивая и старая демагогия!
20 июля 2018 г. в Jacobin Magazine появилась статья одного из лидеров демократического социализма Нила Мейера «What is Democratic Socialism». В ней более конкретно сформулированы основные принципы этого течения. Мейер пишет: «Мы хотим построить мир, в котором каждый человек имеет право на питание, здравоохранение, хороший дом, образование и хорошо оплачиваемую работу. Мы считаем, что эта экономическая безопасность необходима людям, чтобы жить богатой и творческой жизнью и быть по-настоящему свободными». Не правда ли, звучит очень заманчиво?
В статье утверждается, что товары должны распределяться по потребностям человека, а не по его платежеспособности. Основной принцип социализма, по убеждению автора, – солидарность. Социалисты считают, что люди должны заботиться друг о друге. Мейер пишет: «Принцип солидарности должен быть основой любого хорошего общества… Мы не считаем, что плохо контролируемые чиновники и государственные бюрократы должны контролировать инвестиции и работу предприятий». По мнению Мейера, одной из основных причин крушения СССР был плохой контроль чиновников. Как всё, оказывается, просто!

Григорий ГУРЕВИЧ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь