Апрель 29, 2016 – 21 Nisan 5776
Солдаты-убийцы

image

Миф о невиновности вермахта  

Холокост остается незаживающей раной и неумирающей темой истории еврейства. Тема эта включает и вопрос о месте и роли вооруженных сил разгромленного ровно 71 год назад Третьего рейха в проведении этой страшной акции.

***
История доказала, что германская армия представляла собой одну из независимых структур машины уничтожения евреев наряду с нацистской партией, гражданской бюрократией и монополиями. И истребление нацистами 6 млн евреев было бы невозможным без активного содействия вермахта.
Зарубежная историческая наука обратилась к изучению роли вермахта в истреблении евреев более полувека назад. Отдельные из изданных работ переводились на русский язык с ведома соответствующих органов.
Вновь обратиться к этой теме меня побудили книги «Начало начал. Германия 1933–1939 гг.» В. Захарова и В. Куликова (М., 2000 г.) и «Вермахт против евреев. Война на уничтожение» А. Ермакова (М., 2009). В первой опубликованы уникальные документы, выявленные авторами-исследователями в Российском государственном военном архиве. Трофейные фонды, долгие годы считавшиеся совершенно секретными, содержат материалы, которые подписаны главарями Германии: Гитлером, Герингом, Геббельсом, Гиммлером, руководителями карательных и военных органов. А. Ермаков, ссылаясь на военных историков из ФРГ Манфреда Мессершмидта и Клауса-Юргена Мюллера, отмечает «идентичность целей» офицерского корпуса вермахта и верхушки нацистской партии.
Привожу малоизвестный факт. В ответ на решение президента Гинденбурга поручить Гитлеру формирование правительства генерал Э. Людендорф, выражая мнение большинства немецкого офицерства, направил своему бывшему шефу письмо, в котором говорилось: «Назначением Гитлера на пост канцлера Вы передали нашу священную немецкую родину в руки одного из величайших демагогов всех времен. Я торжественно предсказываю, что этот никчемный субъект ввергнет нашу страну в бездну и принесет неописуемые страдания нашей нации. Будущие поколения проклянут Вас в Вашей могиле за этот поступок». Весьма точное предвидение.
А. Ермаков рассматривает эту тему после прошедшей в середине 1990-х передвижной выставки «Война на уничтожение. Преступления вермахта в 1941–1944 гг.». Выставка, которую посетили почти миллион человек в 33 городах Германии и Австрии, вызвала широкую дискуссию среди историков. В частности, против использования в ней фразы Курта Тухольского «Солдаты – убийцы» было подано несколько судебных исков, которые завершились оправданием создателей выставки (в 1932 г. суд также оправдал автора этих слов, обвиненного в оскорблении армии).
***
В работах израильского историка Ицхака Арада начало участия вермахта в геноциде евреев датируется 1933 г. (см.: «Холокост: Катастрофа европейского еврейства (1933–1945)». Сб. статей. Иерусалим, 1990). Это не случайно. После смерти Гинденбурга в августе 1934 г. Гитлер совместил посты президента и канцлера, что противоречило Конституции. Более того, армия присягнула ему лично, а не Конституции, как это было принято ранее. При этом офицерский корпус Германии все еще во многом наследовал традиции прусской армии и сохранял ее понятия об офицерской чести и моральных установках, заложенных верховной властью.
В начале 1934 г. в прессе была развернута кампания по переоценке участия евреев в Первой мировой войне. В результате пересмотра официальное число евреев – участников войны уменьшалось с 10 до 7 тыс. и делался вывод о том, что они вообще уклонялись от выполнения долга перед родиной.
Заметной вехой на зловещем пути Германии к Холокосту стали расовые Нюрнбергские законы 1935 г., лишавшие евреев всех прав. В подписанный 21 мая Гитлером Закон об обороне был включен параграф, в соответствии с которым «арийское происхождение» становилось основным условием прохождения действительной воинской службы. Немцам «с примесью неарийской крови» было запрещено занимать в вермахте командные должности, исключалось вступление военнослужащих в брак с «неарийками».
Летом 1935 г. в парках, театрах и плавательных бассейнах появились таблички «Евреи нежелательны» и «Собакам и евреям вход воспрещен». В этой расистской кампании вермахт не остался в стороне: приказом военного министра Бломберга военнослужащим запрещалось делать покупки в еврейских магазинах. А в декабре 1935 г. по приказу командующего Сухопутными войсками генерал-полковника Вернера фон Фриче из армии были уволены еврейские ветераны Первой мировой войны.
После аншлюса Австрии в марте 1938 г. все расовые правила вермахта распространились на военнослужащих австрийской армии, зачисленных в состав Вооруженных сил Германии. Пассивность высших военных руководителей – немногих из тех, кто обладал в стране реальной силой, – в отношении судьбы полумиллиона немецких евреев развязывала Гитлеру руки для дальнейшего ужесточения их социальной и экономической дискриминации, промежуточным апогеем которой стала «Хрустальная ночь» – еврейский погром в ночь с 9 на 10 ноября 1938 г.
В обстановке непосредственной подготовки к развязыванию войны в вермахте активизировалась антисемитская пропаганда. 30 января 1939 г. Гитлер в речи, произнесенной в Рейхстаге, провозгласил одной из главных целей будущей войны уничтожение «мирового еврейства». Военное командование послушно последовало за фюрером, издав директивы с комментариями речи рейхсканцлера.
В специальное пособие для солдат и офицеров была включена статья «Еврей в германской истории», в которой утверждалось, что борьба рейха ведется против мирового еврейства, стремящегося натравить все народы мира на Германию, и что эта борьба будет продолжаться, даже если последний еврей покинет Германию. Дневниковые записи отдельных офицеров, в 1933 г. содержавшие сожаления о злоупотреблениях в отношении знакомых этим офицерам «честных» евреев, спустя некоторое время сменились записями о понимании необходимости принудительных мер и похвалой Гитлеру и Геббельсу за ловкость, с которой они «все же провернули еврейский бойкот». Так вермахт оказался втянутым в преступления против еврейского населения.
***
Массовые убийства евреев, вопреки распространенному мнению, начались не в Советском Союзе после 22 июня 1941 г., а значительно раньше – в Польше в 1939–1940 гг. и в Сербии весной 1941 г.
Американский исследователь Рауль Хильберт назвал вермахт «трусливым зрителем», имея в виду отношение германских вооруженных сил к нацистской политике преследования евреев. Еще до нападения на Польшу в РСХА существовала договоренность о том, что после окончания военных действий необходимо подвергнуть аресту 30 тыс. человек. 7 сентября 1939 г. Райнхард Гейдрих требовал физической ликвидации польской элиты, к которой были отнесены дворянство и духовенство, а также евреев. О планировавшихся масштабах ликвидации польского населения был осведомлен начальник Генштаба сухопутных войск Гальдер.
С началом Второй мировой войны наступила новая фаза антисемитской политики нацистской Германии, продолжавшаяся до капитуляции Франции в июне 1940 г. Как отмечает немецкий историк Хербст, «окончательное решение еврейского вопроса в Европе» нацисты видели в выселении евреев из Германии в Польшу, где проживали 3,1 млн евреев.
Еще в ходе боевых действий 60 тыс. евреев бежали из западных районов Польши в восточные, а после разгрома польской армии части вермахта и СС насильственно изгнали десятки тысяч евреев в области, оккупированные СССР. Пассивность вермахта позволяла карательным органам гитлеровского режима беспрепятственно осуществлять переселение евреев и создание многочисленных гетто, что стало подготовительным этапом к массовому уничтожению. К тому же созданные в Польше гетто стали важной частью военной экономики – там производилось снаряжение, потребителем которого был вермахт.
Командующий 18-й армией генерал-фельдмаршал фон Кюхлер, прибыв в 1940 г. в Польшу из Франции, издал приказ, в котором говорилось: «Я прошу действовать в том смысле, чтобы каждый солдат армии и особенно каждый офицер воздерживался от критики проводимой в генерал-губернаторстве (так в немецких высших кругах называли оккупированную Польшу. – С. К.) национальной борьбы, например обращения с польским меньшинством, с евреями...» Приказ этот беспрекословно выполнялся. 22 июня 1940 г. немцы привезли несколько тысяч польских военнопленных из лагерей и трудовых отрядов со всей Восточной Пруссии. Сюда же пригнали французских и бельгийских военнопленных. Общее число составило 20 тыс. Затем все военнопленные граждане Польши и Франции еврейского происхождения под усиленной охраной были изолированы в отдельных бараках. Какое-то время они использовались на тяжелых работах, а затем были ликвидированы.
Польский историк Симон Датнер, автор книги «Преступления против военнопленных. Ответственность вермахта» отмечает, что первый вопрос, который задавался военнопленному, был: «Юде?» При утвердительном ответе пленного отделяли от остальных, и судьба его была решена. Убийство еврейских военнопленных представляло отдельную часть преступлений германских вооруженных сил, хотя это было связано с общей политикой уничтожения неугодных.
В Польше, пишет германский историк В. Ветте, вермахт проходил подготовку к молниеносной войне против СССР. Здесь немецкие солдаты овладевали навыками физической расправы над группами населения.
Командование вермахта еще до 22 июня 1941 г. выразило принципиальное согласие с курсом ликвидации евреев в Сербии. В ходе боевых действий в Сербии вермахт не только создавал предпосылки для геноцида еврейского населения, но также планировал и осуществлял самостоятельные карательные акции. Под предлогом расстрелов заложников осенью 1941 г. было казнено несколько десятков тысяч сербских евреев. Одним из главных виновников злодеяний был выслуживавшийся перед Гитлером генерал Ф. Бёме.
***
30 марта 1941 г. Гитлер посвятил в свои планы ведения против СССР войны на уничтожение 250 офицеров и генералов, которые к началу агрессии должны были занять ключевые посты. «С нападением на СССР 22 июня 1941 г. Гитлер окончательно покончил с национальной политикой силы, имевшей ограниченные цели, и занялся расово-империалистической политикой завоеваний, интегральной частью которой было искоренение евреев», – напишет в 2000 г. английский историк Алан Булок в своей книге «Гитлер и Сталин: жизнь великих диктаторов». Фюрер считал, что между уничтожением советского государства и решением еврейской проблемы существует логическая связь, поскольку территория, подлежащая оккупации германской армией, имела самое многочисленное еврейское население в Европе.
Историк Ханнес Хеер утверждает, что вермахт нанес советским евреям первый удар: он обезличил и обесчестил их и тем самым превратил сотни тысяч людей в «отбросы», которые потом систематически истреблялись опергруппами, полицией и частями ваффен-СС.
Уже на третий день войны против СССР, 24 июня, немецкие войска захватили Каунас (Литва). На следующий день там начались убийства евреев, которые совершали солдаты вермахта вместе с зондеркомандами, а другие хладнокровно фотографировали сцены убийств.
В столицу Белоруссии Минск немецкие войска вошли 28 июня. Уже 19 июля военным комендантом был издан приказ: «Все еврейские жители города Минска обязаны после опубликования настоящего приказа в течение пяти дней переселиться в еврейский район... Еврейский район сразу же после переселения должен быть отгорожен от города каменной стеной, и построить эту стену обязаны жители еврейского района». В течение двух месяцев вермахт распоряжался всеми гетто в Западной Белоруссии, затем активно участвовал в их ликвидации. Палач Белоруссии Вильгельм Кубе выражал недовольство тем, что военное командование без согласования с ним ликвидировало 10 тыс. евреев.
Начиная с июля 1941 г. военные инстанции и командиры издали распоряжения о ношении евреями повязок и звезд на груди и спине, о регистрации всего еврейского населения. В полосе действий армий «Центр» расклеивался подписанный командующим германской армией плакат, который гласил: «Все коммунистические и еврейские органы прекращают свою деятельность немедленно... Все евреи обоих полов должны немедленно обозначить себя белыми нарукавными повязками со звездой Давида на обеих руках». Подобные плакаты были расклеены и в тыловом районе группы армий «Юг».
Немногие знают о мрачной летописи 6-й армии, данные о которой сводятся почему-то лишь к факту пленения под Сталинградом. Продвигаясь вглубь страны, 8 августа 1941 г. части 295-й пехотной дивизии захватили город Белая Церковь (Украина). Солдаты дивизии вместе с зондеркомандой участвовали в уничтожении большой группы еврейских женщин и детей.
16 сентября начальник штаба Верховного главнокомандования Вооруженными силами Германии Вильгельм Кейтель издал приказ о борьбе с «коммунистическим повстанческим движением (читай – партизанским. – С. К.) на оккупированных территориях». Первым после издания приказа Кейтеля совместным преступлением вермахта и СС против евреев был расстрел еврейского населения в Бабьем Яре в Киеве 29 и 30 сентября. Акция была произведена с немецкой точностью. В донесениях зондеркоманды, направленных в Берлин, отмечалась «образцовая организация» расстрелов, обеспеченная войсками вермахта. Американский историк П. Гилберг, специально изучавший документы о действиях вермахта, пишет, что «генералы развили такое усердие и активность, что прямо-таки толкали боевые группы на акции по уничтожению». Именно высшим армейским офицерам была поручена изоляция и регистрация евреев сразу после захвата городов, чтобы евреи оставались на местах и не могли скрыться в соседних лесах. Поэтому неудивительно, что приказы, согласно которым действовали палаческие команды, подчиненные Кальтенбруннеру, не отличались большей суровостью от тех, что были подписаны главой вермахта Кейтелем и другими гитлеровскими военачальниками.
Создается впечатление, что высшие военные чины старались превзойти друг друга в выражении антиеврейской позиции. Командующий 11-й армией Манштейн, автор единственного протеста против введения арийского параграфа в 1934 г., 20 ноября 1941 г. отступился от своих взглядов и пытался приказами убедить в правильности агрессивной антисемитской идеологии. Им был издан приказ, доведенный до офицеров полкового и батальонного уровней, в котором генерал призывал солдат: «Еврейско-большевистская система должна быть уничтожена раз и навсегда. Каждый солдат должен проникнуться необходимостью мстить евреям – идеологическим носителям большевистского террора. Мстить, чтобы в корне задушить все мятежи, организаторами которых являются по большей части евреи».
11-я армия действовала на юге Украины. Одна из боевых задач ее заключалась в том, чтобы совместно с айнзацгруппами ликвидировать евреев в полосе действий армии. В отчете о проведенных акциях указывалось, что с 16 по 30 сентября 1941 г. были уничтожены евреи преимущественно из Николаева и Херсона и невыехавшие служащие. Общее количество подсчитали скрупулезно – 35 782. Затем наступил черед евреев Мелитополя и Мариуполя. В Крыму армейские части выделяли грузовые автомашины, мотоциклы и подразделения охраны для «транспортировки евреев и обеспечения безопасности». Под охраной солдат вермахта людей вывозили за город к противотанковым рвам, заставляли там раздеваться...
***
После прошедшей 20 января 1942 г. Ванзейской конференции, на которой было принято решение о физическом уничтожении 11 млн европейских евреев, усердие армейских чинов в выполнении этих указаний возросло. Командированный из генерал-губернаторства в Берлин для участия в конференции Йозеф Бюлер высказал просьбу как можно быстрее решить эту проблему на вверенной генерал-губернатору территории, что означало убийство 2 284 млн польских евреев.
Нередко солдаты вермахта направлялись на специальные курсы по обучению «борьбе с враждебными иноземцами, партизанами, истреблению населения, уничтожению евреев». 20 апреля 197-я полевая комендатура возбудила перед генералом Роком ходатайство об «ускорении решения еврейского вопроса в районе городов Нежин, Остер, Росны, Прилуки, т. к. евреи усложняют положение с питанием, а санитарные условия в еврейских кварталах очень плохие».
В зоне расположения группы армий «Север», в тылу которой находилась Рига, были убиты 40 тыс. еврейских женщин, детей и стариков. Докладывая в Берлин об итогах операции возмездия в Варшавском гетто в апреле – мае 1943 г., генерал Юрген Штроп указывал, что общее число уничтоженных евреев составило 13 939 человек.
Таких фактов не счесть. Вермахт оказывал помощь в снабжении и охране расположенных в Польше лагерей смерти. Освенцим, например, получал от военных учреждений колючую проволоку.
19 октября 1943 г., когда при восстании и побеге из Собибора была перебита охрана, для оцепления оставшихся в лагере узников использовали сухопутные силы. В 1944 г. командующий 8-м корпусом генерал Рудольф Кох-Эрпах и командование люфтваффе обязались оказать поддержку руководителю СС и полиции в Верхней Силезии Шмаузеру в случае массового побега заключенных из Освенцима, Биркенау или Мановица. Вермахт обеспечивал щит для убийц из СС, и истребление евреев происходило при активной помощи военных.
***
На вопрос, были ли среди военных чинов лица, осуждавшие чудовищные злодеяния по отношению к гражданскому населению и военнопленным, можно однозначно ответить: совсем немного. Известно, что среди офицеров вермахта, в частности среди участников антигитлеровского заговора 1944 г., была группа прогрессивно мыслящих и патриотически настроенных мужественных людей. Известны имена Штауффенберга, Мольтке-внука, Йорка, Штифа и некоторых других. Без сомнения, подавляющая часть генералитета и высших офицеров вермахта придерживалась директивы Штаба верховного главнокомандования: не препятствовать «расово-политическим мероприятиям».
В условиях общей атмосферы ненависти и поощрения насилия по отношению к евреям приказы начальства выполнялись с особым усердием, а для солдат приобрели силу рефлекса. Они искренне полагали, что идет война еврейства против арийского человека, а приказы и директивы главного командования вермахта освобождали их от уголовной ответственности.
Участие вермахта в уничтожении евреев продолжалось и после изгнания немецких войск с территории Советского Союза. Нацистские власти даже в критических ситуациях не отказывались от доведения до конца политики геноцида. Так было после высадки войск союзников в Италии, когда части вермахта оккупировали север Италии и содействовали отрядам безопасности в проведении антиеврейских акций.
В марте 1944 г. вслед за дивизиями вермахта в Венгрию прибыл представитель Управления безопасности рейха А. Эйхман. После проведения силами вермахта концентрации евреев в специализированных лагерях, гиммлеровский посланец приступил к осуществлению своего плана уничтожения евреев.
Следует отметить, что массовое уничтожение евреев немецкими карательными и военными органами стимулировало жестокие антисемитские действия союзника Третьего рейха – Румынии. О бесчинствах румынских военных властей в районах оккупации было известно германским военным учреждениям и докладывалось вышестоящему командованию.
Германский специалист по истории пленных Кристиан Штрайт указывает, что во время войны самому жестокому обращению подверглись военнопленные еврейской национальности. Называется число в 200 тыс. евреев-военнопленных, оказавшихся в немецком плену. Они подвергались постоянному террору со стороны комендантов, которые руководствовались приказом Кейтеля от 16 февраля 1939 г.: «Пленные разделяются на основе их национальной и расовой принадлежности».
Весной 1940 г. умерли или были убиты 25 тыс. военнопленных евреев из Польши. Действия вермахта в Сербии, Бельгии, Северной Франции, Польше, Греции, Дании свидетельствуют о том, что без согласия, а часто и прямого участия вермахта Холокост в странах Европы был бы попросту невозможен.
Понадобилось много лет, чтобы в общественном мнении созрела решимость признать тот факт, что, как заметил депутат Бундестага от ХДС Норберт Блюм, трубы крематориев в лагерях смерти дымились лишь до тех пор, пока вермахт мог держать фронт.
Вермахт и Холокост неотделимы друг о друга. Не потеряли своей актуальности слова, сказанные еще в 1980-х гг. известным физиком и философом К. Ф. фон Вайцзеккером (братом бывшего федерального президента) о том, что в Германии существует стремление переосмыслить события 1941–1945 гг., связанные с преступлениями нацистов, но одновременно существует желание отказаться от осмысления, потому что указанные события внушают ужас.
***
Как вызов прозвучало в 1999 г. открытое заявление одного из главных идеологов неонацизма Хербанта Швайгера: «Нам, солдатам германского вермахта, нечего стыдиться». Нередко хвастливые заявления делают и молодые неонацисты. Все это вызывает горечь и досаду.
Примирение народов не означает забвения трагического прошлого. Более 70 лет прошло после краха нацистской Германии и окончания Второй мировой войны. Мир значительно изменился, но и сегодня приходится вести дискуссию с отрицателями Холокоста и признания исторического права евреев на создание в 1948 г. Государства Израиль. Хочется верить, что носителей подобных взглядов ждет участь давно исчезнувшего с лица земли фюрера.

Семен КИПЕРМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь