Июль 29, 2016 – 23 Tammuz 5776
Символ Холокоста

image

Памяти Эли Визеля  

В июле на 88-м году жизни умер Эли Визель – человек, относившийся к числу ярчайших и трагических фигур еврейского мира. Говорят, что пару лет назад Биньямин Нетаньяху предлагал ему баллотироваться на пост президента Государства Израиль. Визель отказался, как за шесть десятилетий перед тем отказался от такого же предложения Альберт Эйнштейн. Как и почему делались подобные предложения людям, не жившим в Израиле? Что заставляло столь высоко ценить их?
Если Эйнштейн олицетворял в себе еврейский гений, высоту научных достижений национального духа, то Визель являл собой символ величайшей трагедии еврейства – Холокоста, был человеком, сумевшим донести до мира всю глубину этой трагедии. Причем страшный опыт узника концлагерей заставил его посвятить жизнь защите прав человека во всем мире. Заметим, что оба они были нобелевскими лауреатами, только Эйнштейн как физик, а Визель получил Нобелевскую премию мира.
Главный труд его жизни – автобиографическая книга «Ночь», изданная миллионными тиражами и переведенная на многие языки мира. Это рассказ о депортации 15-летнего еврейского юноши и его семьи, жителей города Сигет, принадлежавшего то Венгрии, то Румынии, весной 1944 г. в Освенцим, о жизни и смерти в концлагерях. На глазах у мальчика в лагерном бараке умирал отец: его, еще живого, унесли в крематорий. «Не забыть мне это пламя, навсегда испепелившее мою веру, – пишет Визель. – Не забыть мне эту ночную тишину, навсегда лишившую меня воли к жизни. Не забыть мне эти мгновения, убившие моего Бога и мою душу; эти сны, ставшие жаркой пустыней. Никогда не забыть мне этого, даже если бы я был приговорен жить вечно, как сам Бог. Никогда».
Проблеме смерти Бога в произведениях Визеля посвящено немало страниц. Если Бог не умер, задается он вопросом, где же он находился во время Катастрофы?.. Встретившись с Любавичским ребе, он спросил: «Как же можно верить, после того как все это произошло?» И ребе ответил: «А как не верить?»
В год образования еврейского государства писатель пошел в синагогу в Париже. Старый рав отвел его в сторонку и спросил: «Ну, сейчас ты веришь в чудеса?» «Да!» – ответил Эли. «И не отринешь Божественное провидение?» «Нет, не отрину», – ответил Визель. Тем не менее в середине 1950-х, живя в Нью-Йорке, он перестал ходить в синагогу. Возврат к вере начался во время первого посещения Израиля.
Но религиозное самосознание и взаимоотношения с Богом не исчерпывали духовное бытие писателя. Жизнь его после концлагерей (а он кроме Освенцима прошел еще и Бухенвальд) была весьма насыщенной и многообразной. Он учился в Сорбонне, работал парижским корреспондентом израильской газеты «Едиот ахронот», писал на идише, иврите, французском, английском, оставаясь при этом еврейским писателем. После переезда в США преподавал в различных американских университетах.
В 1978 г. президент Картер назначает Визеля председателем президентской комиссии по Холокосту. Именно рекомендация этой комиссии привела к созданию в Соединенных Штатах Мемориального музея Холокоста. В 1980 г. Визель основал и возглавил Американский мемориальный совет по Холокосту.
В 1965 г. он совершил поездку по Советскому Союзу с целью получить достоверные сведения о положении евреев в СССР и под впечатлением увиденного написал книгу «Евреи молчания». А всего им написано более 40 книг, многие из которых посвящены Холокосту и еврейской культуре. Эли Визель был первым, кто стал использовать слово Шоа для обозначения Катастрофы европейского еврейства.
Предлагаем вниманию читателей «ЕП» отрывок из автобиографической книги Эли Визеля «Ночь»./h3>

М. Р.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь