Февраль 27, 2015 – 8 Adar 5775
Штирлиц по имени Янкель

image

20 лет назад скончался легендарный разведчик Ян Черняк 

Ян Петрович (настоящее имя Янкель Пинхусович) Черняк родился 6 апреля 1909 г. в семье небогатого торговца в Черновцах на Буковине, входившей тогда в состав Австро-Венгрии. Родители пропали без вести или погибли во время Первой мировой войны, и мальчик воспитывался в сиротском приюте. В 1927 г., после окончания средней школы, он поступил в Пражское высшее техническое училище. Его любимым занятием было изучение языков. К 20 годам он овладел семью, а на языке Шиллера и Гете изъяснялся так, что его не отличали от уроженца Германии. Русский язык он выучил позже.

Получив диплом, Черняк некоторое время трудился на электротехническом заводе, но после того как разразился мировой экономический кризис, остался без работы. Тогда, решив продолжить образование, он выехал в Германию и поступил в Берлинский политехнический колледж.

Политические взгляды Черняка сформировались еще в школьные годы, когда он стал членом Социалистического союза молодежи. В 1930 г. в Берлине Ян вступил в Коммунистическую партию Германии. На него обращают внимание сотрудники советской военной разведки. В июне 1930 г. у молодого коммуниста состоялся доверительный разговор с сотрудником Разведывательного управления РККА, который предложил Яну оказать содействие в борьбе против фашизма и получил согласие.

Под псевдонимом Джен

В 1930 г. Яна призывают в армию Румынии. Получив доступ к секретным документам, делопроизводитель штаба артиллерийского полка сержант Черняк начинает передавать в Центр военную и военно-техническую информацию о Германии и ее союзниках. К 1934 г. он уже возглавляет самостоятельную резидентуру, действующую в Румынии и за ее пределами. В 1935 г., после провала одного из информаторов, Черняка спешно отозвали в Москву. Там Ян прошел специальную подготовку под руководством бывшего руководителя Иностранного отдела ОГПУ-НКВД А. Артузова.
Времени для изучения русского языка у Черняка оказалось тогда мало. Уже на следующий год, окончив разведшколу, он был направлен в Швейцарию. Прикрытие – корреспондент ТАСС (оперативный псевдоним Джен). Освоившись на месте, Черняк приступил к организации агентурной сети. Обаятельный и коммуникабельный, он легко находил людей, готовых работать на СССР. И вскоре среди его источников были такие фигуры, как секретарь министра, глава исследовательского отдела авиационной фирмы, офицер разведки, высокопоставленный военный в штабе, крупный банкир, дочь начальника танкового конструкторского бюро. Соответствующей была и информация, которую «журналист» направлял в Центр. О его работе свидетельствует запись в характеристике: «Находясь в зарубежной командировке, Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов». Входившие в нее люди добывали разнообразную ценную информацию, в том числе касательно практически всех европейских систем оружия и военной техники.
«Он (Черняк) обладал необычной памятью, – пишет автор книги „Рассекреченные судьбы“ Александр Авербух, – и с первого прочтения запоминал до десяти страниц текста на любом знакомом ему языке, а также расположение 70 предметов в помещении. Безусловный гипнотический дар в сочетании с артистизмом позволил ему однажды пройти неузнанным в метре от жены, с которой он прожил 50 лет. Телепат, способный в некоторых случаях читать чужие мысли, он подчас с высокой точностью разгадывал намерения собеседника». И еще: «Невзрачный и безнациональный, он был очень сильным и ловким, а также мастером рукопашного боя. Располагая примитивными средствами, мог подделать любой документ, классно изготовить печать, штамп. Его донесения не поддавались посторонней расшифровке, а фотоматериалы при попытке их обработать засвечивались».

В октябре 1938 г., после заключения Мюнхенского соглашения, Черняк, уже разведчик-нелегал, переехал в Париж. Обстановка там была крайне напряженной, и поэтому перед тем, как германские войска летом 1940 г. вошли в Париж, Ян Петрович перебрался в Цюрих, а затем – в Англию. К началу войны члены группы «Крона» занимали видные позиции в Рейхе, и полученная от них информация получала самую высокую оценку в Москве. Ни один из агентов Черняка не был разоблачен гестапо.
Что мы знаем об этих людях? Фактически ничего. Вот только одна фамилия, дающая представление о степени внедрения группы «Крона». Она «засвечена» в книге Серго Гегечкори «Мой отец – Лаврентий Берия», вышедшей уже после смерти Черняка. По сведениям автора, Берия имел в своем распоряжении т. н. стратегическую разведку, на которую работали в том числе кинозвезды фашистской Германии Ольга Чехова и Марика Рёкк. Однако после выхода книги ГРУ сделало заявление, что никакого отношения к НКВД Марика Рёкк не имела, а принадлежала к разведывательной группе Яна Черняка, который завербовал любимицу министра пропаганды Геббельса еще в 1937 г.

Неуловимая «Крона»

12 июня 1941 г. – до сообщений Рихарда Зорге и Леопольда Треппера – Черняк добыл и передал в Москву секретный приказ главнокомандующего сухопутными войсками Германии о сроке, основных целях и сигналах нападения на СССР в рамках плана «Барбаросса». А после начала войны нелегальная резидентура Черняка, действовавшая в Германии, Италии и других европейских странах, не только не прекратила работу, но и стала источником важнейших материалов.
«Крона» существовала почти одиннадцать лет. И если о «Красной капелле» Леопольда Треппера и «Красной тройке» Шандора Радо германская контрразведка знала и в конце концов смогла их ликвидировать, то о нелегальной группе Черняка могла только догадываться по перехваченным радиограммам, которые не поддавались расшифровке.

В Центр регулярно поступали данные о системах противовоздушной и противолодочной обороны Рейха, новейших технологиях и современных материалах для самолетостроения, боевых параметрах и конструктивных особенностях германской военной техники, состоянии оборонных отраслей промышленности, запасах стратегического сырья и успехах в создании «Фау-1». Черняк передавал в СССР ценную техническую информацию о танках, артиллерийских орудиях, реактивном вооружении, разработках химического оружия, радиоэлектронных системах. Только в 1944 г. было передано свыше 12 500 листов технической документации и 60 образцов радиоаппаратуры. Эти материалы посредством хитроумной системы курьерской связи быстро попадали в Москву и давали возможность в короткие сроки и с минимальными затратами принимать инженерные решения при разработке советской военной техники.
Так же как и «Красная капелла», группа Черняка перед Курской битвой передала в Москву достаточно полную техническую документацию по новейшим танкам «Тигр» и «Пантера». На стол командования легла и сверхсекретная информация о стратегических планах противника на «Курском выступе». Целью наступления являлось окружение значительной группы советский войск, занимавших этот район, с их последующим уничтожением. В случае успеха операции поражение СССР становилось делом времени. Несмотря на огромные потери, Красной армии удалось взять верх в этом величайшем сражении в истории человечества и разгромить гитлеровские войска, после чего началось изгнание захватчиков с советской земли.

Особая тема – участие Черняка в ядерном проекте. В первой половине 1942 г. он получил задание привлечь к работе на военную разведку сотрудника секретной Кавендишской лаборатории в Кембридже Аллана Мея. Он был доктором физических наук, секретарем Бристольского, а позднее Кембриджского отделения Национального исполкома Ассоциации научных работников Великобритании. В свое время Мей учился в Кембридже с будущим советским агентом Дональдом Маклином (Гомер). Он был серьезным физиком и замкнутым человеком и при этом сочувствовал коммунистическому движению и СССР. В апреле 1942 г. Мея пригласили к участию в британской ядерной программе «Тьюб эллойз».

Павел ЕВДОКИМОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию