Декабрь 27, 2016 – 27 Kislev 5777
Шанс для Франции

image

За Елисейский дворец поборются два «путинофила»  

После президентских выборов в США и Австрии, а также конституционного референдума в Италии предметом особого внимания европейцев являются парламентские выборы в Нидерландах, которые состоятся в марте 2017 г., и президентские выборы во Франции, первый тур которых назначен на 23 апреля. И если в Нидерландах лидер правой Партии свободы Геерт Вилдерс, недавно оправданный судом по обвинению в разжигании межнациональной розни, имеет весьма высокие шансы сформировать самую многочисленную фракцию в парламенте и возглавить правительство, то в Пятой республике ситуация за последний месяц резко изменилась. Еще в середине ноября председатель праворадикального Национального фронта Марин Ле Пен была лидером электоральных прогнозов, а в конце того же месяца ее шансы на «взятие» Елисейского дворца уже оценивались как весьма сомнительные. Что же изменилось за эти две недели?

Трамп как трамплин?
В программе самой Ле Пен – ничего. Разве что после ошеломительной победы Дональда Трампа она, почувствовав попутный ветер, стала еще более агрессивной в своей риторике, заявив, в частности: «Это показывает, что когда люди чего-то сильно хотят, они могут это получить… Когда люди хотят вернуть судьбу в свои руки, они могут сделать это, несмотря на непрерывную кампанию по очернению».
На деле, однако, всё выглядит несколько сложнее. Безусловно, французы крайне недовольны нынешней ситуацией в стране и на этом фоне склонны к решительному выбору. Однако прежде сторонники как правых, так и левых партий во втором туре голосования объединялись против кандидата от крайне правых. Кроме того, Ле Пен хотя и «кормится» у Путина, но все же не располагает такими ресурсами, как Трамп, а ее партия, несмотря на популярность лидера и победу на коммунальных выборах в 11 городах, пока что продолжает оставаться на обочине системы.
Поясняя, почему при всей близости идей и высказываний не следует называть лидера Национального фронта «французским Трампом», обозреватель газеты Le Huffington Post Эдди Фужье указывает на четыре главных отличия.
Во-первых, Трамп участвовал в президентских выборах не как независимый кандидат или кандидат от партии-аутсайдера, а как представитель одной из двух главных партий. В противном случае его результаты, вероятно, были бы хотя и весьма солидными, но все же недостаточными для победы. А так значительная часть традиционного республиканского электората голосовала за официального кандидата партии, даже если не разделяла все его идеи и не одобряла процесс проведения кампании. Это крайне сложно повторить во Франции, где перспектива появления президента от Национального фронта представляется маловероятной из-за отрицательного имиджа партии и ее статуса аутсайдера политической системы.
Во-вторых, президентские выборы в США, в отличие от Франции, проводятся в один тур. Во Франции же ситуация гораздо сложнее: даже если Марин Ле Пен победит в первом туре, ей предстоят еще три: второй тур президентских выборов, а также два тура парламентских (с учетом президентского характера американской власти там президент может руководить страной, даже если Конгресс находится в руках оппозиционной партии, во Франции же президенту для управления государством требуется большинство в Национальном собрании, что в случае Ле Пен представляется маловероятным).
В-третьих, имеется существенное личностное различие между Трампом и Ле Пен. Первый, несмотря на всю свою неоднозначность, может восхищать как пример личных достижений в бизнесе, что особенно важно в стране, где царит культ «победителей». О Марин Ле Пен, дочери основателя партии и профессиональном политике, подобного сказать нельзя.
Ну и в-четвертых, Трамп и Ле Пен имеют совершенно разные политические стратегии (хотя в существовании таковой у Трампа многие и сомневаются). Трамп в ходе своей избирательной кампании опирался на эксплуатацию страхов и всевозможные перегибы без попыток поумерить позиции, как это обычно делают большинство кандидатов перед голосованием. Корректировать свои позиции он начал уже после избрания. Марин Ле Пен же старается отойти от такой стратегии и делает ставку на борьбу с «демонизацией» ее партии, а также стремление показать, что она способна руководить страной.
К этим четырем пунктам следует добавить еще одно весьма важное обстоятельство: многие соперники Марин Ле Пен стараются играть на тех же клавишах, что и она.
Так что, как видим, победа Трампа вряд ли существенно повлияла на электоральные шансы Марин Ле Пен. В чем же причина такого их снижения? Скорее всего в том, что во многом прояснилась ситуация с основными соперниками лидера Национального фронта.

Одноразовый президент, или В темпе Вальса
Хотя никто из потенциальных кандидатов от правящих ныне социалистов не в состоянии серьезно конкурировать с Ле Пен, эти персоналии все же способны в определенной степени повлиять на распыление голосов избирателей.

Марк ГРИНБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесьздесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Email This Page

Социальные сети