Июль 28, 2017 – 5 Av 5777
Шагреневый халифат

image

Что ждет Ирак после освобождения Мосула и Ракки  

Сегодня уже о взятии иракскими войсками, действующими при поддержке шиитских милиций и, главное, ведомой США международной коалиции, города Мосула, в прошлом являвшегося главной опорой «халифата» в Ираке и Сирии, можно говорить как о свершившемся факте. Данное событие, без преувеличения, является знаковым для судьбы не только «Исламского государства» (ИГ) и Ирака, но и всего региона.
Падение Мосула, который был единственным городом-миллионником, оказавшимся под контролем ИГ, символизирует собой закат этого квазигосударственного образования. Именно здесь в исторической мечети а-Нури три года назад Абу-Бакр аль-Багдади объявил о создании халифата, а чуть более месяца назад эта мечеть была взорвана боевиками в преддверии ее захвата противником – по всей видимости, для того чтобы не терять лицо.
После пика территориальных успехов 2014 г. ИГ на стратегическом уровне как в Ираке, так и в Сирии, в основном, отступало. Современные войны, том числе и на Ближнем Востоке, доказывают, что крупные населенные пункты – отличные потенциальные узлы обороны. Это особенно верно, когда местность, где ведутся боевые действия, не изобилует горами и «зеленкой». Поэтому потеря крупных городов имеет огромное значение не только в имиджевом или экономическом контексте, но и в военном. На значительной территории Ирака и Сирии, если у тебя нет городов в качестве опоры, кроме как вести партизанские действия или вообще уходить в подполье ничего не остается.
Оборона немногочисленных исламистов (по наиболее серьезным оценкам, включая официальные американские, к началу сражения за Мосул их было до 5000) стала наглядным примером того, на что способны высокомотивированные боевики, воюющие даже против такого противника, который значительно превосходит их и численно, и технически, особенно если у этого противника и с подготовкой неважно, и с мотивацией далеко не всегда хорошо. Оценки численности наступавших расходятся, ведь значительная часть привлеченных проправительственных сил непосредственно город не штурмовала, тем не менее можно говорить о многократном численном превосходстве иракцев, помноженном на воздушную, разведывательную и консультативную поддержку западных стран. И это вдобавок к силам специального назначения и артиллерии стран международной коалиции.
Операция по захвату Мосула, который был потерян в июне 2014 г. после феерической атаки 800–1200 боевиков, началась во второй половине октября 2016 г. Таким образом операция продолжалась почти девять месяцев. Кроме упорной обороны боевиков, среди прочего массово использовавших смертников, столь длительные бои объясняются и тем, что американцы и их союзники во всем, что касается ударов с воздуха и использования артиллерии, серьезно ограничивали себя ради минимизации жертв среди мирного населения. И хотя действия американцев в Сирии разительно отличались от действий авиации Асада и его российских союзников, жертв избежать не удалось. Какова бы ни была избирательность и каким бы высокоточным ни было оружие, война есть война, тем более в крупном населенном пункте.

Давид ШАРП

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь