Январь 30, 2015 – 10 Shevat 5775
Серый кардинал Маяковского

image

70 лет назад скончался Осип Брик 

Дочь московского адвоката Юрия Александровича Кагана Лили, она же Лиля, судя по многочисленным свидетельствам современников, была женщиной неотразимой. Среди очарованных ею мужчин Маяковский, пожалуй, наиболее видная, но далеко не единственная фигура. Но, как известно, нет правил без исключений: долгие годы Лиля Каган добивалась расположения своего будущего мужа Осипа Брика, а он оставался равнодушным.
***
16 января 1888 г. в семье совладельца московской ювелирной фирмы «Павел Брик. Вдова и сын» Максима Брика родился мальчик. Следуя семейной традиции, его назвали Иосифом. Семья Брик была вполне ассимилированной и старалась, по возможности, не выделяться в качестве еврейской. Полученным при рождении именам подбирались более или менее близкие русские эквиваленты. Так Меир Брик стал Максимом, а его сын Иосиф – Осипом Максимовичем Бриком.
Завершив курс обучения в гимназии, Осип Брик поступил на юридический факультет Московского университета, успешно окончил его и занялся адвокатской практикой. Больших успехов на этом поприще Осип Брик не снискал – занимался адвокатской мелочевкой, не приносившей ни особой известности, ни сколько-нибудь серьезных доходов. А еще Осип Брик совершенно бескорыстно защищал женщин легкого поведения, если у них возникали проблемы с полицией. В этих кругах его ценили и называли полунасмешливо-полулюбовно «бл...ским папашей».
***
Все началось с мимолетного знакомства в гимназии. Осип Брик то ли что-то преподавал там, то ли выступил с лекцией об основах юриспруденции. И 13-летняя Лиля увидела его. Молодой элегантный адвокат произвел на девушку неизгладимое впечатление.
Они встретились в Москве, в Каретном переулке, спустя несколько лет. И Лиля сказала:
– А я вас люблю, Ося!
Позднее Лиля Брик писала: «С тех пор это повторялось семь лет. Семь лет мы встречались случайно, а иногда даже уговаривались встретиться, и в какой-то момент я не могла не сказать, что люблю его, хотя за минуту до встречи и не думала об этом. В эти семь лет у меня было много романов, были люди, которых я как будто любила, за которых даже замуж собиралась, и всегда так случалось, что мне встречался Ося, и я в самый разгар расставалась со своим романом. Мне становилось ясным даже после самой короткой встречи, что я никого не люблю, кроме Оси».
В конечном счете Осип Брик не устоял. Он сообщил родителям:
– Моя невеста… Лилия Каган. Я ее люблю безумно, всегда любил…
В 1912 г. они поженились. Любовная идиллия длилась два года. Молодожены играли в четыре руки на рояле, читали вслух соответствующие настроению книги. Затем, по выражению Лили Брик, «личная жизнь с Осей как-то расползлась». И тут появился Маяковский.
***
С Маяковским Лилю в 1915 г. познакомила ее младшая сестра Элла (будущая французская писательница Эльза Триоле. – В. Д.). Он только что написал поэму «Облако в штанах» и охотно читал ее, пользуясь любой возможностью. Брики коллекционировали знаменитостей, а Маяковский искал признания, утверждал себя. Поэма произвела фурор. Маяковский тоже был сражен. Сражен наповал хозяйкой дома Лилей Юрьевной. Он сказал, что хочет посвятить ей свою поэму. И, получив согласие, тут же осуществил задуманное – вывел посвящение на титульном листе.
К ухаживаниям Маяковского Осип Брик отнесся спокойно. При том, что Маяковский не таился, был предельно откровенен в своих намерениях. И даже более того. «Володя не просто влюбился в меня, – делилась своими воспоминаниями Л. Ю. Брик, – он напал на меня». Это было и в самом деле нападение: 2,5 года не было спокойной минуты – буквально.
Отношения между Осипом Бриком и Маяковским все это время были подчеркнуто дружественными. Осипу Брику нравилось быть в числе первооткрывателей большого поэта. И он способствовал его продвижению. Издатели не хотели связываться с мало кому известным в ту пору, не похожим на других экстравагантным автором. Не слишком стесненный в средствах, Осип Брик издал «Облако в штанах» и «Флейту-позвоночник» за свой счет.
От возможных последствий, связанных с мобилизацией в армию (шла мировая война), Маяковского, судя по всему, спас тот же Осип Брик. Не без помощи состоятельных родителей Осипа новоиспеченные солдаты не попали на фронт. Они несли военную службу в расквартированном в Петербурге автомобильном полку.
***
С приходом к власти большевиков заниматься адвокатской практикой Осип Брик уже не мог, и он нашел другое поприще – решил посвятить себя литературоведению. Брика давно интересовали особенности стихосложения. Это для души. Для обеспечения прочих потребностей пришлось идти на службу. Местом службы Осипа Брика стал юридический отдел ЧК-ОГПУ.
По Москве ходила злая эпиграмма:
Вы думаете, здесь живет Брик –
Исследователь стиха?
Ошибаетесь: здесь живет шпик
И следователь ЧК.
Изначально, как утверждают, она была запечатлена на дверях квартиры Бриков. Авторство приписывали Сергею Есенину.
Едва ли Брик имел отношение к оперативной работе. Следователем он тоже не был. Даже такая специфическая организация, как ЧК, имела в своем штате отдел, занимавшийся оформлением документации, придававший актам и постановлениям грамотную с юридической точки зрения форму и ведавший статистикой. Осип Брик, судя по всему, принимал в этом посильное участие. Его сотрудничество с органами длилось с 1920 по 1924 г. Во время очередной чистки Брика исключили из партии как социально чуждого элемента – сына купца. А потом и вовсе уволили. Якобы за «нерадивую работу».

Валентин ДОМИЛЬ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию