Декабрь 27, 2016 – 27 Kislev 5777
Сердце не могло иначе

image

110 лет назад родилась Сабина Златэн  

Эту замечательную женщину хорошо знают во Франции. Ее имя связано с одной из жесточайших трагедий в истории Холокоста. Она была основательницей детского приюта «La colonie des Enfants d’Izieu», воспитанники и воспитатели которого 6 апреля 1944 г. были арестованы и уничтожены нацистами. Этот приют находился на юге Франции, в деревне Изьё, неподалеку от Лиона. Сегодня там есть улица, носящая имя Сабины Златэн.
Имен у нее было несколько. Родившаяся 13 января 1907 г. в Варшаве девочка была названа Сабиной и была младшей из 12 детей в еврейской семье архитектора Германа Хваста. Отцу ее имя не нравилось, и он называл дочь Янкой. Это имя она сохранит как память об отце и, став художницей, будет подписывать им свои картины. Оно будет начертано и на памятнике на кладбище Монпарнас в Париже, где была похоронена ушедшая из жизни 21 сентября 1996 г. Сабина Златэн. Однако во Франции ее чаще будут называть Госпожа Изьё (La Dame d‘Izieu). Почему – об этом наш рассказ.
***
В 1925 г. 18-летняя Сабина навсегда покидает освободившуюся от господства России, но по-прежнему антисемитскую Польшу, где евреи считались уровнем ниже поляков и, отправившись во Францию, начинает учебу на отделении искусства Университета Нанси. Там она знакомится с молодым еврейским студентом отделения агрономии Мироном Златиным (во французском написании – Златэном), уроженцем белорусского города Орша и сыном богатого торговца древесиной. Молодые люди полюбили друг друга, и через два года состоялась их свадьба. В 1929 г., когда Мирон получил диплом агронома, супружеская чета обосновалась на ферме в Ландасе и создала там птицефабрику. Там путем скрещивания белых и черных кур Мирон вывел новую породу «Голубая Голландия». В 1938 г. во время сельскохозяйственной выставки в Порт-де-Версаль под Парижем его приветствовал сам президент Франции Альберт Лебрен. А в июле 1939 г. за вклад в развитие сельского хозяйства страны Мирон Златэн и его супруга получили французское гражданство.
***
С началом Второй мировой войны их жизнь полностью изменилась. Сабина поступает на курсы военных медсестер Красного Креста в Лилле. После их окончания ее направляют на работу в военный госпиталь, но вскоре увольняют оттуда как еврейку. В декабре 1940 г. супруги Златэн перебираются жить на юг Франции, в Прад-де-Лез, находящийся неподалеку от Монпелье. Волею судьбы лишенная возможности стать матерью, Сабина нелегально поступает на работу в Организацию помощи детям (O. S. E.) и под именем Жанны Вердавуар становится социальным работником Красного Креста в лагере для интернированных Агдэ. Там в неимоверно трудных условиях находились десятки тысяч не имевших французского гражданства евреев из разных стран Европы, среди них – более тысячи маленьких детей. Регулярно посещая лагерь, Сабина каждый раз уносила под своей накидкой одного из малышей, которых затем отдавала в детские дома O. S. E., в христианские семьи или в монастыри, в чем ей оказывал помощь аббат Прево из Монпелье.
Среди спасенных из лагеря Агдэ детей была и малышка Диан Поповски. Зимой 1941 года, когда Сабина в очередной раз посетила лагерь, к ней обратилась молодая женщина Элен Крундель, которая с мужем, матерью и годовалой дочерью Диан бежала на юг Франции из Люксембурга. Опасаясь за безопасность Диан, она умоляла Сабину спрятать ее дочь, чтобы спасти ей жизнь. Завернув ребенка в одеяло, Сабина положила ее в рюкзак, который носила под широкой одеждой медсестры. Чтобы ребенок не плакал, она дала ему пососать кусочек сахара. Жизнь Диан удалось спасти, передав ее во французскую католическую семью Палларес.
***
В июле 1942 г. коллаборационистское правительство Виши в угоду Гитлеру начинает депортацию в лагеря не только взрослых евреев, но также детей и подростков. O. S. E. решают срочно закрыть свои детские дома и отправить детей-сирот на не занятые нацистами территории (в итальянской зоне оккупации подобного соглашения с Виши еще не было), а оттуда переправлять их в нейтральную Швейцарию. Субпрефект региона Белле Пьер-Марсель Вилтцер и генеральный секретарь префектуры Мари-Антуанет Кожэн принимают решение арендовать бывший летний католический лагерь в глухой деревушке Изьё департамента Эро, находящейся в 80 км от Лиона. Он должен стать приютом для еврейских детей в возрасте от 4 до 17 лет. Тот факт, что здесь поселятся еврейские дети, должен храниться в тайне.
Весной 1943 г. в Изьё прибывают Сабина и Мирон с 17 детьми из расформированных детских домов О. S. E. Вскоре число воспитанников увеличится до 40, а всего в этом детском приюте за время его существования проживали 105 детей и подростков, в основном евреев, беженцев из стран Европы и Северной Африки. Их родители были депортированы в концлагеря, многие там погибли. Некоторые из детей жили в приюте недели или месяцы, для других он стал их последним домом…
Часть детей Сабине и Мирону удалось отдать в приемные семьи, в том числе и в Швейцарию. Воспитательница приюта Мари-Антуанет Палларес из Монпелье приняла в свою семью уже упоминавшуюся Диан Поповски, за что после окончания войны была удостоена почетного звания Праведника народов мира. Детей из приюта прятали и несколько других семей, проживавших в округе.
На открытие детского дома в Изьё субпрефект Вилтцер пришел с карманами, набитыми сладостями. Дети любили этот дом и чувствовали себя в нем в полной безопасности. Перед усадьбой находился большой бассейн, ставший центром их жизни. На площадке перед ним они играли, устраивали костюмированные праздники, театрализованные представления, фотографировались. Педагоги и воспитатели, которых в Изьё было около десяти, отдавали детям-сиротам все тепло своей души, старались создать для них семейную атмосферу и дать им хорошее образование. Одна из воспитателей, Полетт Полларес-Рош, дочь Мари-Антуанет Палларес, вспоминала: «Каждую ночь я переходила от кровати к кровати: я должна была рассказывать детям разные истории, и каждый хотел услышать свою. А рядом со мной стоял пятилетний Эмиль Цукерберг и ждал, когда я уложу его спасть. Он засыпал, только если я была рядом с ним. Он был блондином с большими синими глазами и такой милый, просто прелесть. Эмиль никак не мог отойти от шока: у него на глазах погибли его родители».

Эстер ГИНЗБУРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Email This Page

Социальные сети