Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Русский след

image

Заметки по поводу одного парламентского визита  

У некоторых лидеров современного Израиля есть одна любопытная традиция. Приезжая с государственным визитом в Россию, они совершают «поход по местам боевой славы» – посещают тюрьму, где в советские времена сидели как сионистские диссиденты. В начале 2000-х Натан Щаранский, нынешний председатель Еврейского агентства, а тогда вице-премьер правительства Израиля, при радостных ухмылках российской прессы посетил Лефортово, где в конце 1970-х гг. содержался как сионистский агент, американский шпион, изменник Родины и Бог знает кто еще.
А в конце июня 2017 г. в Бутырскую тюрьму в сопровождении членов парламентской делегации, которую он возглавлял, прибыл председатель Кнессета Юлий Эдельштейн, приехавший в Москву по приглашению председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Тридцать три года назад 138-я камера этой знаменитой, старейшей в России тюрьмы, где, кстати, перед казнью содержался Емельян Пугачев, три месяца была его домом перед отправкой в таежный лагерь на лесоповал. Вина будущего спикера Кнессета считалась по тем временам вполне серьезной – преподавание иврита.

Зэк и секретарь райкома
Все в этом визите было причудливо и полно восхитительных политических аллюзий. Ну что, скажите на милость, особенного в этой ситуации: парламентская делегация одной страны посещает парламент другой страны. Рутинное дело для межпарламентских отношений разных государств: обмен любезностями, приемы, совместные фотографии, сюжеты по телевидению. Так уж устроен современный мир: народные избранники разных стран должны общаться между собой, ездить друг к другу в гости. И вот на телевизионном экране спикер Кнессета преподносит председателю Совета Федерации букет цветов, принимаемый с благодарственной улыбкой.
Ну, а теперь отмотаем ленту воспоминаний на 30 лет назад. Спикер – тогда советский зэк, нормальный зэк в ватнике и ушанке, катающий бревна в сибирской тайге. А председатель Совета Федерации (между прочим, третье лицо в российской государственной иерархии) – секретарь одного из ленинградских райкомов партии. Могли ли они встретиться в те времена да еще обмениваться любезностями? Невообразимо. А сейчас встретились.
У каждого из участников этой встречи была своя дорога в жизни. У Эдельштейна – алия, сиречь отъезд в Израиль, создание вместе с Щаранским партии российских евреев «Исраэль ба-алия», избрание в парламент, министерские посты и, наконец, спикерство в Кнессете.
У Валентины Матвиенко был свой путь: с партийной работы – на дипломатическую, посольство в Греции, в новые времена – вице-премьерство, губернаторство в Петербурге, председательство в верхней палате российского парламента.
В список возможных претендентов на президентский престол после ухода Путина некоторые аналитики включают и Валентину Матвиенко. А чем она не президент – человек надежный для путинской элиты, опытный, искушенный в политических играх… Но и в Израиле поговаривают, что после истечения каденции нынешнего президента Реувена Ривлина, возможно, его преемником будет Эдельштейн. Так что кто знает, может быть, со временем встретятся не два спикера, а два президента.

«Полуторное поколение»
В этом парламентском визите было немало подспудного, как бы не замечаемых, но понимаемых всеми участниками особенностей. Прежде всего языковая составляющая встречи. Русский язык – родной не только для Эдельштейна, но и для двух других членов парламентской делегации Израиля – Роберта Илатова и Константина Развозова. По сравнению с Эдельштейном они принадлежат к более молодому поколению русскоязычной политической элиты Израиля. 59-летний Эдельштейн и министр абсорбции Софа Ландвер совершили алию в зрелом возрасте, досыта нахлебавшись советской жизни, как, впрочем, и одногодок Эдельштейна министр обороны Авигдор Либерман, покинувший свой Кишинев в 20-летнем возрасте. При этом они сделали яркую политическую карьеру в Израиле, взойдя на государственный олимп, и не думают пока с него уходить. Развозов же и Илатов, как и другой весьма заметный депутат Кнессета Ксения Светлова, побывавшая, подчас с риском для жизни, в качестве арабиста-журналиста почти во всех горячих точках Ближнего Востока, репатриировались в Израиль вместе с родителями в отроческом возрасте соответственно из Биробиджана, Андижана и Москвы. Уже в Израиле они оканчивали школу, учились в университетах, обретая иврит как родной язык. Но, видимо, русский – был в их семьях языком общения, так как говорят они на нем без малейшего акцента и, судя по всему, пользуются всеми богатствами как еврейской, так и русской культуры.
В этом отношении примечательно высказывание Ксении Светловой: «Я стопроцентная израильтянка, говорю, думаю, пишу и читаю на русском и на иврите. Люблю песни Иехуды Поликера и смотрю в Новый год „Иронию судьбы“. И все это замечательно сочетается. На ночь читаю дочкам „Мойдодыра“ и „А-Мефузар ми Кфар Азар“ (вариант на тему „Рассеянный с улицы Бассейной“). Люблю Меира Шалева, Сами Михаэля, Давида Гроссмана, Людмилу Улицкую и Линор Горалик».

Михаил РУМЕР-ЗАРАЕВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь