Беседа с творческим диктатором Михаилом Турецким 

«Еврейский хор под руководством Михаила Турецкого» стал заметным явлением в культурной жизни не только России. Популярность его объясняется как профессионализмом исполнителей, так и разнообразием репертуара и еще каким-то внутренним, неповторимым духовным настроем, заражающим зрителей вне зависимости от места выступления. Да и сам коллектив называется теперь «Арт-группа „Хор Турецкого“».

«Мы уверены в том, что делаем»

– Михаил Борисович, согласитесь, что все-таки имя Турецкого ассоциируется с еврейским хором.

– Историческая миссия нашего творческого коллектива, возникшего 25 лет назад, в том, что мы после почти 70-летнего молчания возродили традицию еврейской храмовой музыки в Москве. У нас был колоссальный учебный опыт, мы были выпускниками лучших музыкальных вузов. Еврейская духовная музыка – очень яркая, эклектичная, имеет мощную жизненную силу, энергетику, и она наполняла нас безумно. Но нам, молодым людям с большими творческими амбициями, в определенный период стало скучно работать только с духовной музыкой. Наш репертуар начал расширяться, в нем появились светские композиции: песни на идише, израильская эстрада. Через год-два к ним добавилась «музыка всех времен и народов». Сначала мы пели а капелла, затем появились и музыкальные инструменты. В результате сформировался репертуар, который уже не вписывался в рамки еврейского хора. И коллектив перестал существовать как фрагмент только еврейского искусства. Сегодня еврейский репертуар составляет у нас 10–15%. Хотя, конечно же, наше «фирменное блюдо» – еврейские песни. Но помимо них есть французский и итальянский шансон, опера, оперетта, джаз, классика. Мы стали исполнять и советскую эстраду, и мировые шедевры. Поэтому нас вполне могут пригласить к себе на корпоративную вечеринку и Сбербанк, и еврейская община Екатеринбурга.

– И приглашают?

– Постоянно! У нас сегодня такой ангажемент, что физически человек еле-еле может выдержать. Это порядка 320 выходов на сцену в год, из них 180 кассовых концертов в разных городах мира. А главное, наш коллектив полюбили Россия и Украина – до безумия, до фанатизма. И все города ждут, когда к ним снова приедет хор Турецкого со своей трехчасовой программой, включающей еврейские песни, которые теперь очень нравятся русским людям. А евреи на наших концертах с удовольствием слушают джаз, советские песни, попсу, итальянскую музыку. Как ни странно, евреи свою музыку не сильно любят. Ее сегодня любят русские, и в этом наше большое завоевание. Мы строим мосты дружбы между народами и растапливаем лед непонимания.

– Такой диапазон – от духовной музыки до приблатненного шансона – это не всеядность?

– Кто разбирается в этом, тот знает, что есть такое понятие – стеб, музыкальная шутка. У нас нет приблатненного шансона. У нас если и есть «Мурка», то само исполнение данной композиции превращает ее в народную песню и оперную арию, и мы ее преподносим как произведение на тему измены и неразделенной любви. Это прежде всего музыкальная шутка. Если люди видят за этим только блатную песню, значит, у них нет воображения. Мы уверены в том, что делаем. И наш уровень культуры и образования помогает нам точно понять, где мы балансируем на тончайшей грани приличия, а где безвкусица, где пустоцвет, а где цвет реальный. Поэтому мы себе позволяем то, что мы себе позволяем. И это находит отклик в сердцах миллионов людей.

Беседовал Григорий ПРУСЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию