Выдержка из прогноза Украинского института будущего «2017: вызовы и возможности»  

Текущий момент
Режим власти в современной Российской Федерации представляет собой режим персональной власти конкретного человека. В настоящий момент вся система управления завязана на президенте. Бюрократия, лишенная контроля со стороны общества, может эффективно решать только задачи личного обогащения и защиты добытого от конкурирующих групп. Поэтому все значимые для страны решения может принимать только президент. Более того, если судить по «прямым линиям», без санкции Путина невозможно провести дорогу в село. Из этого вытекает вторая характеристика российской власти: вся легитимность государства завязана на президенте. Другие органы власти не легитимны в плане общественного доверия и интереса (особенно ярко это продемонстрировала низкая явка на последних парламентских выборах). Ставшее мемом выражение «Нет Путина – нет России» достаточно близко к правде, если под Россией понимать сложившуюся систему властно-экономических отношений. Соответственно, главной задачей Путина становится сохранение власти, но методы, к которым он может прибегнуть, определяются только им самим – его представлениями о мире и о России. До тех пор, пока Путину удастся поддерживать в обществе свою легитимность, нет причин ожидать каких-либо социальных рисков со стороны населения. Поэтому именно вопрос поддержания легитимности становится главным риском для нынешней системы российской власти на краткосрочную перспективу. В более же глобальном варианте есть проблема «преемника».
Таким образом, можно выделить три рисковых сценария на 2017 г. Первый предполагает «обновление» легитимности через досрочные выборы и внутриэлитные чистки. Второй рассматривает внешнеполитический аспект легитимности и проблему потенциального военного поражения в Сирии. Наконец, третий и самый важный риск перманентен и может реализоваться в любой момент: здоровье президента и его способность выполнять свои обязанности. Базовая проблема построенной властной структуры заключается в том, что уход президента от власти в нынешних условиях отсутствия консенсуса элит и полной дискредитации государственных институтов может привести к непрогнозируемым последствиям.

1-й сценарий. Домашняя повестка: перевыборы, перетасовки и посадки
Исходя из описанной выше общей характеристики системы власти в России, у российского президента существует ряд возможностей использования механизмов внутренней политики для поддержания личной легитимности.
Первый вариант – проведение досрочных выборов. Слухи об этом стали активно обсуждаться незадолго до парламентских выборов. Целью досрочных выборов в недемократическом обществе является повышение легитимности властного органа или приобретение условного мандата на проведение непопулярных мер. Именно этот сценарий был разыгран, например, в марте 2016 г. в Казахстане: в преддверии проведения экономических реформ президент Нурсултан Назарбаев получил дополнительную легитимность, победив на выборах с абсолютным большинством голосов. Однако в случае Российской Федерации цель подобных выборов остается неясной. Для обновления легитимности нужна высокая явка, а последние выборы в российский парламент продемонстрировали, что населению выборы не интересны, оно аполитично. Во-вторых, если под экономическими реформами понимать непопулярные меры в отношении населения, то они идут уже сейчас: сокращение расходов на образование, медицину и социальное обеспечение. На эти цели у правительства «денег нет».
Второй разновидностью внутренней политики, направленной на повышение легитимности, может стать чистка среди существующей властной элиты. Есть несколько причин, которые могут побудить президента к этому сценарию.
Во-первых, элита несет убытки от санкций, что как минимум создает среди олигархов раздражение. Уже в 2014 г. ряд крупнейших российских компаний («Роснефть», «Газпром нефть», «Транснефть», «Черноморнефтегаз», «Сургутнефтегаз», «Новатэк»), попавших под санкции и отрезанных от западных кредитов, были вынуждены просить финансовую поддержку из Фонда национального благосостояния. В частности, компания «Роснефть» (глава компании Игорь Сечин) в 2014 г. попросила 1,5 трлн руб. В конце 2015 г. на грани дефолта оказался Внешэкономбанк. Также из-за санкций «Газпром» и «Роснефть» не получили оборудование, необходимое для освоения новых месторождений. Это частные примеры, но в целом тренд очевиден: в условиях отсутствия дешевого западного кредита среди финансовой элиты начинается борьба за единственный источник средств – федеральный бюджет.
Во-вторых, одним из элементов внутренней повестки президента является «национализация элит». В России уже с 2013 г. действует закон о запрете должностным лицам иметь счета и активы за границей. Это не мешает самым крупным чиновникам иметь офшоры, но на практике привело к уходу из муниципальных и областных парламентов многих мелких бизнесменов. После Крыма дискурс «национализации» усилился: так, с 1 января 2015 г. собственники компаний – граждане России обязаны раскрывать информацию о зарубежных активах и платить налоги с прибыли, полученной за рубежом. Опять-таки, на практике закон легко обходят, но сигнал для элиты, привыкшей зарабатывать в России, а жить в Европе и США, тревожный. Наконец, свежая инициатива – предложение депутата от КПРФ Валерия Рашкина запретить детям чиновников и менеджеров госкомпаний обучение за границей.

Павел ЩЕЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь