Июнь 1, 2018 – 18 Sivan 5778
Рентабельное «милосердие»

image

Кто греет руки на наплыве «беженцев» в Германию  

Новостная лента то и дело приносит новые сообщения о том, как соседи Германии ужесточают свое законодательство о предоставлении убежища. Ниже – всего лишь два примера.
В Австрии соискатели убежища вынуждены будут не только передавать властям для контроля свои мобильные телефоны для проверки рассказов о том, как они попали в страну, но платить по 840 € за обработку их прошения. К тому же признанные беженцы смогут подать заявку на натурализацию лишь после 10 лет проживания в стране, а не через шесть, как сейчас. Посещение страны, откуда получатель убежища якобы сбежал из-за угрозы жизни, будет караться лишением права на убежище. А соискателей убежища, осужденных за преступления (включая несовершеннолетних), будут помещать в депортационные тюрьмы и немедленно высылать из Австрии. Еще с прошлого года в Альпийской республике запрещено ношение одежды, закрывающей лицо.
Во Франции Национальное собрание в апреле приняло Закон об иммиграции и убежище, который, с одной стороны, предусматривает сокращение до шести месяцев срок рассмотрения заявлений с просьбой об убежище, но, с другой, сокращает максимальный срок подачи прошения со 120 до 90 дней с момента пересечения границы, упрощает процедуру выдворения иностранцев из Франции и позволяет продлевать срок содержания под стражей нелегалов, которым грозит выдворение. Сокращен также срок, в течение которого можно обжаловать отказ властей. Кроме того, новый закон предусматривает наказание за «преступления солидарности». Теперь во Франции вполне можно схлопотать штраф или даже срок за помощь нелегалам при въезде, в проживании и в передвижении. Новую политику властей немедленно подхватила и Фемида: суд признал правомерным решение властей, отказавшихся предоставить французское гражданство алжирской супруге французского гражданина, которая со ссылкой на нормы ислама не захотела пожать руку чиновнику-мужчине.
Читая эти сообщения и сравнивая их с германской действительностью, трудно избавиться от вопроса: а почему же здесь по-другому? Ведь вряд ли Германия блещет подобной беспечностью, граничащей с глупостью, лишь потому, что в ней живут иные люди, чем в Австрии или во Франции. Безусловно, определенная доля идеологии в германской иммиграционной политике присутствует (как и, например, в шведской), но все же это вторичный фактор. Куда важнее – соотношение потенциалов тех, кто выигрывает и проигрывает от той или иной политики. В Австрии и во Франции, как показали недавние выборы, протестный потенциал достиг критической отметки, в то время как в Германии – еще нет. Уж слишком много здесь «групп интересов», тем или иным образом наживающихся на «беженцах».

Бременские азюлянты
Только наивные люди верят заверениям политиков, твердящих о необходимости создания легальных путей массовой иммиграции в Европу, чтобы вызволить «беженцев» из лап бездушных контрабандистов, готовых ради наживы посылать людей на верную гибель. На самом деле на «беженцах» наживаются очень многие, в том числе и сами политики. И пока интерес этих групп будет перевешивать общественное недовольство, заметных изменений не будет. Либо они будут возникать спонтанно и продвигаться черепашьими темпами.
Так спонтанно, например, в Бремене возник скандал, начало которому положило, казалось бы, ничем не примечательное ведомственное письмо. В сентябре 2016 г. глава МВД Нижней Саксонии Борис Писториус сообщил тогдашнему президенту Федерального агентства по делам мигрантов и беженцев (BAMF) Франку-Юргену Вайзе о жалобе ганноверских властей на то, что организованная там депортация семьи, получившей отказ в предоставлении убежища, была в последний момент остановлена бременским отделением BAMF. Министр выражал свое возмущение, просил главу BAMF разобраться и намекал: подобное происходит уже во второй раз и в обоих случаях интересы депортируемых представляет один и тот же адвокат.
Вероятно, это письмо переполнило чашу терпения руководства BAMF. Ведь про отделение в Бремене уже давно ходили нехорошие слухи. То есть прямых обвинений никто не выдвигал, но было известно («ЕП» уже писала об этом), что именно эта – одна из самых бедных в стране – федеральная земля особенно щедро раздает отклоненным соискателям убежища временные виды на жительство и практически не проводит депортаций. В ответ на парламентский запрос Левой партии правительство сообщило, что именно в Бремене в первом полугодии 2017 г. выходцы из Ирака, Ирана и Афганистана имели самые высокие шансы на получение статуса беженцев. Особенно благосклонны были в Бремене к иракцам: там квота их признания достигала 94% (и это не рекорд: в 2016 г. она составила 96,5%), в то время как в среднем по стране – лишь 58%. Уже тогда некоторые комментарии должны были бы встревожить ответственных лиц (в частности, глава Бременского совета беженцев Марк Миллиеф объяснил столь выдающуюся региональную статистику тем, что в Бремене, в отличие от других федеральных земель, в собеседовании с заявителями и принятии решения о признании их беженцами участвуют не два чиновника, а один), но не встревожили.
Проведенное внутреннее расследование показало, что тогдашняя руководительница бременского отделения BAMF по пока еще не выясненным причинам особенно благоволила к езидам – представителям курдского этнического меньшинства, в основном проживающего в Северном Ираке и Сирии. Причем интерес этот не ограничивался многочисленными постами в социальных сетях, но и выражался в том, что в Бремен автобусами свозили езидов – соискателей убежища из Нижней Саксонии и Северного Рейна – Вестфалии. В славном ганзейском городе им с многочисленными нарушениями выдавали свидетельства о признании беженцами. Из множества подобных свидетельств (BAMF называет цифру 1200, пресса – 2000) лишь 100 предназначались тем, за кого бременское отделение BAMF действительно было ответственным. В настоящее время прокуратура, начавшая следствие в отношении сердобольной дамы, трех адвокатов и одного переводчика (переводчики – отдельная проблема BAMF: в 2017–2018 гг. агентство было вынуждено прекратить сотрудничество с более чем 2100 из них за «нарушение нейтралитета»), пытается выяснить, были ли у подобной практики корыстные мотивы. Пока установлены лишь факты регулярного приглашения 55-летней чиновницы в рестораны. На время следствия подозреваемая хотя и отстранена от руководства отделением, но продолжает работать в центральном офисе BAMF в Нюрнберге. Руководство агентства пообещало провести проверку всех выданных ею разрешений, затронутых данной историей. Ну а МВД, в свою очередь, пообещало проверить BAMF.

Меченый атом
Общественные организации проверить сложнее, чем государственные ведомства, а потому их деятельность порой принимает весьма причудливые формы. Яркий пример этого – организация «Международные врачи за предотвращение атомной войны» (IPPNW). Вряд ли кто в Германии, да и за ее пределами слышал что-то о ее достижениях в области, которую можно предположить исходя из громкого названия. Зато эта организация в последнее время громко заявила о себе в качестве борца за права несовершеннолетних «беженцев», прибывших в ФРГ без сопровождения. Как выясняется, этой не совсем уставной деятельностью IPPNW занимается уже давно, но в СМИ попала лишь сейчас в связи с судебным процессом во Фрайбурге. Там рассматривалось дело выдававшего себя за несовершеннолетнего афганского «беженца», изнасиловавшего и задушившего в парке студентку (до этого его уже судили в Греции за покушение на убийство, но Германии не впервые принимать с распростертыми объятиями преступников). В ходе процесса привлеченные эксперты однозначно установили, что возраст подсудимого – не менее 20 лет, что вызвало дискуссию в СМИ о необходимости проверки реального возраста «несовершеннолетних беженцев», которые чаще всего «теряют» по пути в Германию свои документы (хотя с мобильными телефонами обращаются значительно более бережно).
Методы подобной проверки, как заверяет Германское общество судебной медицины, существуют и достаточно точны. Но, как писал Жванецкий: «Кто же глупой машине правду скажет? А кому тогда все конфеты, букеты?» Ведь речь идет о многих миллионах, которые «беженская индустрия» получает дополнительно за «заботу» о несовершеннолетних. Кто же добровольно от такого откажется? Так что вовсе не удивительно, что среди противников инициативы – не только непонятно кем и зачем финансируемое Федеральное объединение несовершеннолетних беженцев, но и Германский союз помощи детям, являющийся одним из потенциальных получателей этих дополнительных миллионов.
Что же касается IPPNW, то ее участник Томас Новотны, наиболее активный в защите интересов несовершеннолетних «беженцев», одновременно является основателем организации «Врачебная инициатива за права беженцев», которая, по утверждениям СМИ, вместе с Баварским советом беженцев активно противодействует депортациям соискателей убежища, чьи прошения отклонены, уголовников и лиц, представляющих собой общественную опасность. Странным союзником этих организаций стала Федеральная врачебная палата, чья комиссия по этике в результате активного лоббирования «антиатомными» врачами выдала заключение о неприятии методов установления реального возраста «беженцев» на том основании, что рентгеновское исследование без медицинских показаний является, как заявил президент палаты Франк Ульрих Монтгомери, «причинением телесных повреждений».
О том, насколько лживым и обусловленным побудительными мотивами, далекими от медицины, является подобное утверждение, свидетельствует следующий факт. Некоторое время назад Фраунхоферовский институт биомедицинской техники и его европейские партнеры разработал абсолютно безвредную для здоровья ультразвуковую методику определения возраста и создал соответствующий мобильный прибор. Результаты подобных измерений хотя и не могут в настоящее время использоваться в судах, однако позволили бы «отделить зерна от плевел» и дать судьям основание для назначения в необходимых случаях рентгенологической экспертизы. Но вряд ли эта возможность понравится тем, кто зарабатывает на «беженцах».

Хорошо оплачиваемое человеколюбие
Заработок этот не обязательно имеет форму личного обогащения. Зачастую это возможность «распила» соответствующего бюджета. Ведь одним лишь человеколюбием сложно объяснить такое горячее участие в судьбах преимущественно мусульманских «беженцев» отцов германских церквей, которые в то же время достаточно равнодушно взирают на преследования своих единоверцев в мусульманском мире. Но многое становится более понятным, если принять во внимание стремительный рост бюджетов церковных организаций Caritas и Diakonie после начала иммиграционного кризиса...

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь