Рост населения Израиля – угроза или благо для государства?  

В конце 2016 г. впервые за всю историю сионистского заселения Эрец-Исраэль еврейская и арабская рождаемость в Стране Израиля сравнялись. Прогнозы о катастрофе, ожидающей страну вследствие взрыва арабской демографической бомбы, оказались ошибочными. По данным израильского Центрального статистического бюро, в 2015 г. насчитывалось 301 080 еврейских семей с тремя и более детьми, в арабском секторе таких семей было в 2,5 раза меньше.
Когда выяснилось, что эпоха высокой арабской и низкой еврейской рождаемости уходит в прошлое, возникла новая теория о демографической угрозе, нависшей над Израилем. На этот раз утверждалось, что демократический и либеральный Израиль стоит на пороге краха, поскольку в стране сложилось антисионистское большинство из арабов, неевреев – выходцев из бывшего Советского Союза и растущей общины ультраортодоксов. Так, 15 февраля 2002 г. профессор Арнон Софер писал, что дает Израилю не более 15 лет существования, поскольку «в Большом Израиле сейчас живут пять миллионов евреев, а все остальные – арабы, русские, иностранные рабочие, проститутки из Молдовы, прибывающие в Израиль в огромных количествах, – почти сравнялись по численности с евреями».
Эта теория, учитывая ее абсурдность, тоже просуществовала недолго. Сам Софер через семь лет после своего апокалиптического прогноза был вынужден констатировать, что «если включить всех русских репатриантов в еврейско-сионистское общество, то на самом деле 80% населения в Израиле является сионистским».
Наконец, совсем недавно поднялась очередная волна предсказаний о демографической угрозе Государству Израиль, одним из глашатаев которой стал профессор Алон Таль. Причем он стращает уже не высокой арабской рождаемостью или наплывом неевреев, а перенаселением страны из-за слишком большой рождаемости в… еврейском секторе. Для подтверждения своего тезиса профессор Таль приводит пример из известного биологического опыта. Если поместить в пробирку бактерии, которые размножаются так, что их популяция удваивается за минуту, и они наполняют всю пробирку до отказа к 12 часам дня, то сколько времени останется у колонии, чтобы осознать свое положение, когда пробирка заполнилась наполовину? Правильный ответ – одна минута. Та последняя минута, за которую популяция удваивается в последний раз и неизбежно погибает. Отсюда, делает вывод профессор Таль, у правительства Израиля есть всего «одна минута», чтобы спасти страну от демографического коллапса.
Звучит эффектно, но… крайне неубедительно. Еще в 2007 г. я писал о том, что перед Израилем действительно стоит серьезная демографическая проблема, формулируемая просто: сколько людей может проживать в стране, сохраняя высокое качество жизни и не разрушая ее естественные ресурсы?
Нет сомнения, что существует предел численности той или иной популяции в конкретной экологической среде обитания. Однако максимальная величина популяции определяется не только и не столько площадью среды ее обитания, сколько ее ресурсами. Поэтому исходить лишь из плотности населения Израиля, не учитывая технологические, экономические и культурные изменения, а главное – долговременные тенденции, было бы ошибкой. Достаточно сравнить положение Израиля с ситуацией в таких наиболее плотно населенных странах мира, как Нидерланды, Южная Корея, Сингапур и Гонконг.
Плотность населения Израиля действительно высока – 390 человек на 1 кв. км (по состоянию на 2016 г.). Однако это меньше, чем в Нидерландах (503 человека), Южной Корее (519) и намного меньше, чем на Мальте (1350), в Гонконге (6615) или Сингапуре (7798). При этом в рейтинге человеческого развития ООН Нидерланды находятся на 5-м месте, Сингапур – на 11-м, Гонконг – на 12-м, Южная Корея – на 17-м, Израиль – на 18-м.

Яков ФАЙТЕЛЬСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь