Декабрь 25, 2015 – 13 Tevet 5776
Расширяя границы привычного

image

Новая звезда классической музыки – мандолинист Ави Авиталь  

Мандолина не является наиболее распространенным солирующим инструментом. Тем не менее композиторы и исполнители настойчиво использовали и используют этот инструмент c давней историей в разных музыкальных жанрах – от фольклора до классической музыки. Для мандолины писали музыку такие разноплановые композиторы, как Антонио Вивальди, Людвиг ван Бетховен и Антон Веберн. В последнее время престиж этого инструмента вырос, и произошло это благодаря израильскому мандолинисту Ави Авиталю, который с недавних пор проводит немало времени в столице Германии. Он записывает альбомы, в которые входят как специально написанные для мандолины произведения, так и транскрипции сочинений, которые изначально предназначались для других солистов – скрипачей, флейтистов, клавесинистов. Тем самым Авиталь значительно расширяет привычные представления о своем инструменте, который открывается слушателю в новом, еще более привлекательном свете.

Кузница мандолинистов

Музыкант появился на свет в 1978 г. на юге Израиля – в городе Беэр-Шева. Родители Ави – сефардские евреи, эмигрировавшие в Израиль из Марокко в 1960-х. Нельзя сказать, что Авиталь в раннем детстве лелеял мечту стать именно мандолинистом-виртуозом. Но тому способствовали два стечения обстоятельств. О первом из них Ави рассказывает так: «Мы поселились в одном из таких домов, где всегда двери нараспашку и где все жильцы словно одна большая семья. Этажом выше жил наш сосед, неплохо игравший на мандолине. И когда моя мать, заметив мою заинтересованность музыкой, спросила, на чем бы я хотел играть, то я, не задумываясь, ответил, что на мандолине – как наш сосед». Второе стечение обстоятельств связано с еще одним репатриантом – скрипачом Симхой Натансоном. В 1971 г. он приехал в Израиль из Советского Союза и надеялся, что и в Беэр-Шеве ему удастся продолжить обучение подрастающих поколений искусству игры на скрипке. К сожалению, в местной консерватории на скрипичном отделении уже не было свободных преподавательских мест. Но руководство учебного заведения предложило Натансону: «Знаете, нам подарили более трех десятков мандолин. Вы бы могли у нас учить мандолинистов и даже организовать оркестр». Четыре струны мандолины, как и скрипки, настраиваются в последовательности чистых квинт, потому Натансон решил попробовать. Он устроился преподавателем в консерваторию и стал набирать юных исполнителей в оркестр мандолинистов. Одним из них оказался Ави Авиталь, которому тогда было восемь лет. Он вспоминает: «Именно благодаря Натансону мы переиграли на мандолинах практически весь основной скрипичный репертуар. Оглядываясь назад, я понимаю, что именно это обстоятельство дало мне в самом начале обучения большие преимущества. Я разучивал пьесы, которые требуют особо искусной игры на мандолине. И это принуждало меня выжимать из моего инструмента нечто большее по сравнению с тем, что публика привыкла ожидать от него. Мы никогда не воспринимали мандолину как инструмент с ограниченными возможностями». К слову сказать, и другие воспитанники Натансона с юных лет привыкли решать довольно сложные исполнительские задачи. И благодаря этому преподавателю сейчас можно говорить об особой, «беэр-шевской», школе игры на мандолине.

Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь