Февраль 2, 2018 – 17 Shevat 5778
Прожить непрожитое

image

Жизнь и судьба Марселя Наджари  

Зондеркоммандо в лагере смерти Аушвиц-Биркенау – это вспомогательные рабочие бригады, составленные почти исключительно из евреев, которых нацисты понуждали ассистировать себе в массовом конвейерном убийстве сотен тысяч других людей – главным образом евреев: ассистировать в газовых камерах, при кремации трупов, утилизации пепла, золотых зубов и женских волос. То, что эти люди 7 октября 1944 г. поднимут восстание и уничтожат один из крематориев, и то, что некоторые из них вопреки всему уцелеют и переживут Шоа, нацисты не могли себе представить и в страшном сне. Тем не менее около 110 человек из примерно 1800 уцелели, а несколько десятков из них или написали о пережитом, или дали подробные интервью.
Но и многие из погибших оставили после себя письменные свидетельства, часть из них была обнаружена после окончания войны в земле и пепле близ крематориев Аушвица-Освенцима. Эти «свитки из пепла» – бесспорно, центральные документы Холокоста, до недавнего времени совершенно неизвестные в России, – впервые на русском языке и впервые в полном, то есть нецензурированном виде были опубликованы в ростовском издательстве «Феникс» в 2013 г. (в 2015 г., с уточнениями, переизданы в издательстве «АСТ»).
Из пяти авторов дошедших до нас свидетельств четверо – все они польские евреи: Залман Градовский, Залман Левенталь, Лейб Лангфус и Хайм Херман – погибли, а один – греческий еврей Марсель Наджари – уцелел и выжил. Речь пойдет именно о нем, о Марселе Наджари, и о его рукописи, занимавшей в книге «Свитки из пепла» относительно скромное место.
Марсель Наджари, по профессии торговец, а по призванию художник, родился в 1917 г. в Салониках – городе с крупнейшей в довоенной Греции еврейской общиной (около 60 тыс. человек, из них уцелело всего 4000). Ощутимой его особенностью были исключительный оптимизм и постоянная готовность шутить и смешить тех, кто его окружал. Известно, что даже в Аушвице он не перестал шутить и уморительно пародировал эсэсовцев.

Павел ПОЛЯН

Прочесть непрочитанное

Фрагменты из рукописи

После десятидневного пути, 11 апреля, мы прибыли в Аушвиц. Они отвели нас в лагерь Биркенау. Мы пробыли в нем около месяца в карантине, и оттуда самых здоровых и крепких из нас перевели – куда? Куда же, мой дорогой Мицко? В один крематорий, и я еще опишу немного ниже ту прекрасную работу, исполнения которой захотел от нас Всемогущий.
Это огромное здание с широченной трубой и 15 печами. Под землей два огромных вытянутых подвальных помещения. Одно используется для того, чтобы люди раздевались догола, а другое – это камера смерти, куда люди заходят голыми, и когда их число достигает 3000, камеру закрывают, а людей убивают газом. Через 6–7 минут мученичества все они испускают дух.
Наша работа состояла в том, чтобы, во-первых, встречать их в раздевалке. Большинство не представляло себе причину, и если они кричали или рыдали, то мы говорили им, что это вроде помывки. И они шли на смерть, не подозревая об этом. Я говорил, что каждый должен раздеться. Я говорил, что не понимаю языка, на котором они со мной заговаривали (Наджари не знал идиша. – Ред.). Но я-то понимал, что эти человеческие создания, мужчины и женщины, уже были обречены. И я не говорил им правду.
После того все они шли голыми в камеру смерти. Немцы там протянули трубы под потолком, так что создавалось впечатление, что все приготовлено для помывки. Силою, с плетками в руках, они загоняли в камеру людей и наполняли ее так, словно это сардины в консервной банке, сардины из людей, а потом герметично закрывали дверь. Банки с газом всегда привозились двумя эсэсовцами на машине Красного Креста. То были газаторы, которые вбрасывали газ в камеру сквозь специальные отверстия. Через полчаса открывались двери, и начиналась наша работа. Тела этих безвинных женщин и детей мы оттаскивали к подъемнику, доставлявшему их на тот уровень, где были печи, в которых они сжигались – и безо всякого дополнительного горючего, буквально на собственном жире. От каждого некогда человека остается не более половины окка (640 г, окка – мера веса в Турции. – Ред.) пепла и непрогоревшие кости, которые немцы заставляли нас дробить и мельчить, пропуская через грубое сито, после чего их кидали в грузовик и сбрасывали в Вислу. Тем самым они затирали все следы.

М. НАДЖАРИ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь