Декабрь 1, 2017 – 13 Kislev 5778
Проза жизни на идише

image

Триумф и трагедия «еврейского Шолохова»  

Вспоминая прозаиков, писавших на идише в советские времена, называют Д. Бергельсона и Г. Полянкера, полагая, будто остальные еврейские литераторы были поэтами. Но ведь наряду с А. Вергелисом, Ш. Галкиным, Л. Квитко, П. Маркишем, Я. Слонимом, И. Фефером в плеяду писавших на мамэ-лошн вошли талантливые авторы рассказов, повестей, романов, пьес. Особенно популярным среди них был прозаик, драматург и публицист Нотэ Лурье.

По соцзаказу и зову сердца
Эта фамилия была широко распространена среди литваков. Мойше Лурье, сын раввина из Паневежиса, стал ребе в колонии Клефельд в 30 км от Гуляйполя (при советской власти ее, словно в издевку, переименовали в Розкiшне). Там в бедной семье 2 января 1906 г. родился мальчик, которого нарекли Натаном (на древнееврейском – «данный Богом»). Хозяйство было скудным, без пахотного надела – лишь огород, корова да птица. Пару лет Нотеле учился в хедере, потом началась Гражданская война: махновщина и деникинщина с грабежами и погромами. Многие местечки были сожжены, население зверски уничтожалось. Семья Лурье с шестью детьми чудом спаслась бегством в Ростов-на-Дону. Проучившись еще немного, Нотек в 13 лет стал помогать семье, устроившись на мыловаренный завод подсобником. А в 1921 г. уехал работать на маслобойку в Александровск (ныне Запорожье). Но пришла засуха, предприятие закрылось, и снова пришлось бродить по стране в поисках работы. Так Натан оказался в Минске, где его определили на сельхозферму, приняли в комсомол. Он с головой окунулся в бурную общественную жизнь, а вечерами изучал русский язык. «Передо мной открылся новый широкий мир, – вспоминал он. – Осенью 1923-го меня направили на подготовительный курс в Минский еврейский педтехникум, где я еще активнее участвовал в комсомольской работе, много читал, публиковал статьи и очерки в газетах». После смерти Ленина Натан написал первый рассказ «Кто он?», посвященный вождю.
В 1926-м парень поступил во 2-й Московский университет на еврейское отделение педфака. Увлекся филологией, дружил с писателями, особенно с М. Светловым (Шейнкманом) и М. Голодным (Эпштейном). Работал ответсекретарем журналов «Пионер» и «Юнгвальд» на еврейском языке, затем – выпускающим в газете «Эмес». Печатал свои очерки, рассказы и тогда же начал писать роман на идише. В 1931 г., окончив вуз, преобразованный в пединститут, он получил назначение в Одессу, где преподавал еврейский язык и литературу.
В 1932 г. в издательстве «Дер Эмес» вышла первая часть романа Лурье «Дер степ руфт» («Степь зовет»). Вскоре его опубликовали в переводе на украинский, затем на русский и молдавский языки. Рецензенты хвалили роман как «первое крупное художественное произведение на идише об участии евреев в коллективизации», отмечали, что «он написан правдиво, с большим знанием людей и отражаемых событий, проникнут духом интернационализма». Еще одна сомнительная похвала: «Роман сыграл для еврейской литературы такую же роль, что и „Поднятая целина“ – для русской». Автора титулуют «еврейским Шолоховым». Н. Лурье горячо откликнулся на злободневный социальный запрос, следуя своим убеждениям. Навещал родные края с целью изучить процессы становления колхозов. Стремился создать социально и психологически достоверные образы организатора колхоза Эльки Руднер, предкомбеда Зеленовкера, батрака Коплундера, середняка Кобыльца, кулака Оксмана. Несмотря на динамичный сюжет, острые конфликты, живые диалоги, Нотэ Лурье, при его бесспорном таланте, не удалось в полной мере реализовать творческий потенциал в рамках партийных директив. И это не столь его вина, сколь общая беда советской литературы.

Давид ШИМАНОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь