Октябрь 27, 2017 – 7 Heshvan 5778
Пролетарское обрезание Маркуши

image

Доверчивые люди, как правило, обладают стереотипным мышлением и поэтому становятся легкой добычей хитроумных пройдох. Об одном из таких доверчивых – эта история.
Новый репатриант по имени Марк, все еще молодой, но уже вполне женатый человек, отчаявшись найти работу топ-менеджера, устроился на большой хайфский завод.
По огромному количеству задаваемых новичком вопросов старожилы поняли, что Марк ничего не знает о местных реалиях и, значит, сгодится в качестве жертвы розыгрыша. Тем более, интеллигентный выходец из культур-мультурной столицы нашей бывшей родины уже разозлил всех своим правильным русским языком и категорическим отказом соблюдать традицию рабочего коллектива – проставиться.
– Виктор, только плебеи неправильно ставят ударение. Уму непостижимо, как можно вместо «звони́т» произносить «зво́нит». Мне, человеку с высшим образованием, не пристало сидеть с такими невеждами за одним столом, – с вызовом бросил Марк.
Витя, слесарь с 20-летним стажем, в робе, замасленной вечными пятнами от мазута, и с зашкаливающим уровнем бензола в рабочей крови, с пролетарской прямотой послал Марка в женский половой орган. Питерец не обиделся, потому что Витя из Могилева в этом матерном слове абсолютно правильно ставил ударение.
– Скажи, Маркуша, – ласково обратился к нему Гриша, хитровыструганный одессит. – Ты еврей?
– Прежде всего я – человек! – уклончиво отвечал Маркуша.
– А ты обрезанный человек? – продолжал изгаляться Гриша.
– Это интимный вопрос. И на него я отвечать не намерен, – гордо произнес питерец.
– Значит, не обрезан. Жаль, – сочувственно вздохнул одессит.
– Почему жаль? Вам меня жаль? – сардонически рассмеялся Марк.
– А шо? Лишние шекели тебе бы не помешали, – пожал плечами Гриша.
– Не понимаю, – удивился интеллигент.
– Ты шо, Маркуша, не в курсах? – вполне искренне изумился Григорий.
– Нет. Не в курсах… – протянул Маркуша. – Вернее, не в курсе.
– Все знают о традициях нашего предприятия. Только ты, лопух, ничего не знаешь.
– Я не лопух. У меня образование! – щегольнул Марк.
– Ага. Гомонитарное, – хмыкнул одессит. – Поэтому тебе доверяют лишь приборы мыть, а к настоящей работе не подпускают.
– Я не хочу с вами спорить и терпеть ваши издевательства! – поднялся Марк.
– Да не обижайся! Никто над тобой не издевается. Наоборот, помочь хотим. Короче, слухай сюда. Обрезанным евреям дают премию в размере половины зарплаты ежемесячно.
– Это расизм! Почему такая дискриминация? – возмутился интеллигент.
– Как почему? – настала очередь удивляться Грише. – Только кошерные евреи имеют право работать с кошерным бензином. Кошерным полагается премия, остальным – дуля.
– А что делать? – растерялся Маркуша.
В разговор вступил пожилой токарь по фамилии Бирбрайер:
– Я тоже не обрезан и не собираюсь. Если бы Господь Бог пожелал, чтобы человек был обрезан, – таки создал бы его без крайней плоти. Однако я нашел выход. Перед проверкой я взял прозрачную клейкую ленту, оттянул кожицу и замотал. Ребе старый, подслеповатый – не заметил.
– Спасибо за совет! – сказал растроганный питерец.
– Да не слушай его! Нашел кого слушать! – закричал возмущенный бригадир. – Бирбрайер, зачем ты учишь молодежь обману? Что ты смеешься и подмигиваешь? Ну, надул ты раввина, а если пацана за жопу схватят, точнее не за жопу, а за … Позора не оберешься, а могут и уволить. Маркуша, мы сами тебе сделаем обрезание. Плевое дело. Нюхнешь бензина, спиртиком смажем, ножнички наточим, ровненько отчикаем, жену порадуешь новыми ощущениями.

Рами ЮДОВИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь