Январь 1, 2018 – 14 Tevet 5778
Пробудить «лунатиков»

image

Новые джазовые высоты Омера Кляйна 

В 2017 г. одной из наиболее примечательных записей европейских джазовых музыкантов стал диск «Sleepwalkers» («Лунатики») пианиста Омера Кляйна. Это его дебютная работа для крупной компании звукозаписи Warner Music. Кляйн уроженец израильского города Нетания. В юности на Омера произвели очень сильное впечатление литургические гимны – пиюты евреев Северной Африки (его дедушка по материнской линии приехал в Израиль из Ливии). Правда, Кляйн сумел оценить в полной мере красоту этой музыки не сразу, а только в 18-летнем возрасте.
Долгое время музыкант провел в США – учился в Бостоне, жил в Нью-Йорке. Именно там началась его карьера джазового пианиста. Но в устоявшийся уклад жизни Кляйна внесла коррективы женщина. Его подруга получила работу в Дюссельдорфе. Омер решился вслед за ней перебраться в Германию, где до того не был ни разу. И вот Кляйн и его подруга переехали в Дюссельдорф, да вскоре и расстались. Но пианист задержался в этом городе, и вдруг его карьера получила развитие в Германии. Он стал выступать повсюду и в других европейских странах. И если до этого Кляйн играл только в Америке, то с момента переезда в Германию его карьера стала европоцентричной. Он мог бы запросто перебраться в любой город Европы, но захотел остаться в Дюссельдорфе. Омер рассудил так: «Все равно я много времени провожу в поездках и часто не бываю дома. К тому же мне нравится моя дюссельдорфская квартира, я очень к ней привык».
Перед записью альбома «Sleepwalkers» у Кляйна возникла идея отразить в нем три волновавшие его темы. Одна из них – как пробудить человечество, которое высокие технологии погрузили в виртуальный сон. Этой теме, например, посвящена заглавная композиция альбома – «Лунатики». Кляйн сочинил ее примерно за полгода до выборов президента США, когда Дональда Трампа уже стали принимать всерьез. У Омера тогда почему-то зародилось твердое предчувствие, что именно Трамп и займет президентское кресло. И музыкант тогда подумал: «Если посмотреть на всю остальную дрянь, которая сегодня происходит в мире, причем в самых разных его регионах, то нет ничего нового – во все века, во всех странах тоже происходило нечто неприглядное, иногда еще более ужасное. Но что же отличает нашу эпоху?» И Кляйн нашел ответ на этот вопрос: развитие высоких технологий привело к тому, что человечество стало проводить много времени в Facebook и прочих завлекаловках Интернета. Люди все чаще погружаются в мир, который, по сути, не является реальным, но выглядит как настоящий. В итоге виртуальность тоже становится нашей средой обитания, влияет на те поступки, которые мы совершаем в реальности. И у Кляйна появилась утопическая мысль пробудить «лунатиков» при помощи посвященной им композиции «Sleepwalkers». Теме влияния на нашу жизнь высоких технологий посвящена и композиция «Don‘t Be A Zombie» («Не будь зомби»). Такую фразу Кляйн всегда говорит людям, которые идут по улице рядом с ним, неотрывно глядя на экран смартфона и находясь за шаг до того, чтобы врезаться в дерево.
Вторая тема диска тоже непростая и философская. Кляйн часто размышляет о роли творческой личности в нашем обществе. По его мнению, истинный художник – это персона, которая воспринимает нечто такое, что находится за экраном реальности, которую мы наблюдаем. Пианист проводит аналогию: «Вот рояль – привычный нам инструмент. Но если исследовать его при помощи специальных приборов, то мы увидим частички, из которых он состоит. Но они скрыты от наших глаз в обыденной обстановке». И истинный художник, по мнению Кляйна, – это человек с особой чувствительностью, наделенный уникальным «устройством», позволяющим ухватить нечто бо́льшее из жизни и поделиться увиденным с другими.
Третья тема диска совершенно противоположна двум первым – в ней нет философствования, она очень приземленная и посвящена обыденной жизни музыкантов трио, которые записывали «Sleepwalkers». Вместе с Кляйном в последние годы играют контрабасист Хаггай Коэн-Мило и барабанщик Амир Бреслер – они тоже выходцы из Израиля. Омер говорит: «Мы на самом деле не столь серьезные люди, как это может показаться со стороны. Во время гастролей мы много путешествуем, переезжаем из города в город. Выступаем, после концертов встречаемся с друзьями, выпиваем с ними по паре пива или чего покрепче. И мне хотелось отразить наши будни в альбоме, чтобы он не воспринимался тяжеловесным и не производил впечатление, будто я только и занят тем, что делаю громкие заявления». Своеобразной иллюстрацией того, каковы музыканты в жизни, являются такие композиции, как «Underdog» («Неудачник») и «Mixtape» («Музыкальный сборник»). Они имеют очень живой характер, в них много юмора и самоиронии.
Кляйн и раньше заметно выделялся на фоне других джазменов. В его музыке очень естественно, без швов соединялись современный джаз и ближневосточный фольклор, причем он играл довольно существенную роль в сочинениях пианиста. Записывая «Sleepwalkers», Кляйн сделал рискованный шаг – он решил отказаться от гарантированной формулы успеха, найденной при записи предыдущего диска «Fearless Friday» («Бесстрашная пятница»), который с энтузиазмом восприняли меломаны и критики. Омер убавил в музыке своего трио ярко выраженную ближневосточную составляющую, заполнив освободившееся пространство построениями, близкими к классической музыке. Такова, например, тема «One Step At A Time» («Шаг за шагом»). Такой поворот в творчестве Кляйна нельзя назвать абсолютно внезапным. Мне доводилось слышать, как во время репетиции перед выступлением он довольно искусно играл сочинения Баха, дабы прийти в достойную пианистическую форму. Классика – неотъемлемая часть богатого разнообразием музыкального мира Кляйна. Об этой широте взглядов мы и говорили в ходе нашей дальнейшей беседы.

– Омер, за свою жизнь я слышал много фортепианных трио, но ваш состав обладает свежестью, удивляет необычными решениями. У вас уникальное звучание, в котором объединяются многие музыкальные измерения.
– Насколько могу, я стараюсь оставаться открытым, слушая множество самой разнообразной музыки. И я позволяю услышанному прорастать во мне. Позднее появляются некие всходы. Подчас получаются гибриды, которые я пробую применить в своем творчестве. Но на меня оказывает влияние не только то, что я слушаю, но и прочитанные книги, увиденные фильмы, мои размышления. И подчас накопленные впечатления срабатывают, переплавляется в музыкальные произведения. Я чувствую, что в лице Хаггая и Амира нашел истинных компаньонов, которые близки мне по образу музыкального мышления. Это позволяет мне без оглядок создавать оригинальную музыку, рассчитанную на исполнителей с весьма индивидуальным стилем игры. Хаггай и Амир – яркие оригиналы. Они тоже слушают много разной музыки. И это находит свое отражение в композициях, которые играет наше трио. Мы не ограничиваем себя мыслью, что должны звучать подчеркнуто в джазовом духе. Мы открыты всем направлениям.
– Вот потому-то ваша музыка и выделяется из массы другой – она привлекает своей оригинальностью и широтой диапазона. Я бы сказал, что это как свежий ветер на бескрайних просторах музыкального океана.
– Спасибо! Формат фортепьянного трио существует в джазе уже долгое время. Напрашиваются параллели с рок-н-ролльными группами, в которых часто используют две гитары, бас-гитару и ударные, или же с классической музыкой – сколько уже веков композиторы пишут для струнного квартета. Можно пойти по наиболее простому пути, удивив всех необычным инструментальным составом, что сразу выделит вас среди других музыкантов. Но я считаю, что гораздо увлекательнее...

Беседовал Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь