Сентябрь 27, 2018 – 18 Tishri 5779
Проблема не в Хемнице, а в Берлине

image

Германия вступает в полосу политической турбулентности  

Саксония имеет у немцев весьма противоречивый имидж. С одной стороны, во времена ГДР регион, где был затруднен прием западного телевидения, а потому жили люди, наиболее подверженные пропаганде режима, остальная часть страны издевательски называла «долиной не имеющих понятия». С другой, именно здесь, в Плауэне, осенью 1989 г. началась мирная революция, сокрушившая этот самый режим. Сегодня Саксония – единственная земля на территории бывшей ГДР, сумевшая воссоздать крупные экономические центры, а саксонские школьники, как свидетельствует общефедеральное исследование, из года в год оставляют далеко позади себя сверстников из прочих федеральных земель, включая гордых баварских соседей. Когда это им на руку, пресса и политики по-прежнему охотно представляют саксонцев «не имеющими понятия», но вряд ли именно это является объяснением той чрезвычайной ситуации, которая возникла 26 августа в Хемнице – всего в 66 км от Плауэна – и до сих пор остается главной темой в Германии.

Кто не с нами, тот нацист?
То, что произошло в этот день в бывшем Карл-Маркс-Штадте, неоднократно происходило в Германии прежде и, увы, будет происходить впредь. Двое «беженцев» – 23-летний сириец и 22-летний выходец из Ирака – нанесли смертельное ножевое ранение 35-летнему немцу с кубинскими корнями Даниэлю Хеллигу и тяжело ранили его друга. Предполагаемых преступников быстро задержали, еще один их сообщник-иракец объявлен в розыск. Они, как и в большинстве подобных случаев, оказались известными полиции персонами, давно подлежащими высылке, но по тем или иным причинам не покинувшими страну.
Как само преступление, так и неуклюжее поведение властей, которых заподозрили в намерении скрыть иностранное происхождение преступников, вызвали моментальную протестную реакцию и без того недовольных жителей города, которую весьма оперативно организовали представители правых и праворадикальных группировок, хотя в колоннах демонстрантов наряду с ними шли и тысячи жителей Хемница, просто рассерженных бездействием политиков. Безусловно, акция была далека от политкорректности, однако благодаря своевременно стянутой в город полиции обошлось без серьезных инцидентов.
Но, похоже, далеко не всем хотелось, чтобы обстановка стабилизировалась, а происшествие было подвергнуто детальному анализу. СМИ запестрели сообщениями, в которых все протестовавшие были записаны в нацисты, Хемниц был представлен как «коричневое неонацистское болото», а его жителей обвинили в организации «охоты за людьми с другим цветом кожи».
Единственным материальным подтверждением подобных утверждений служило появившееся в Интернете 27 августа снятое на смартфон 19-секундное видео, на котором запечатлено, как какие-то люди на протяжении четырех секунд бегут за другими людьми с криком: «Вас, канаки, здесь никто не ждет!» Нет никаких сведений о том, что происходило до заснятой сцены (между тем некоторые свидетели позже утверждали, что арабов шуганули после того, как один из них плюнул на памятное место, где убили Даниэля Хеллига, и сказал: «Германия – дерьмо!») и после нее. Но этого оказалось достаточным для того, чтобы не только большинство СМИ, но и пресс-секретарь канцлера, а затем и сама Меркель заявили о том, что в Хемнице правые устраивают «охоту на людей» и «погромы». Напрасно редактор саксонской газеты Freie Presse, земельный прокурор, руководство полиции и даже премьер-министр Саксонии Михаэль Кречмер уверяли, что это не так: удобная для многих «правда» обрела собственную жизнь и дала старт грандиозному политическому скандалу. Канцлер вновь повторила свои безосновательные утверждения. Ведь миф о «коричневом болоте» и об «Альтернативе для Германии» (AfD) как могильщике демократии для нее куда удобнее, чем правда о росте преступности и социальной напряженности, вызванном ее политикой.
План был уже настолько близок к реализации, что даже бизнес-лоббисты и руководители крупных концернов стали стенать по поводу пятна, которое события в Хемнице бросают на международную репутацию Германии. Но тут совершенно неожиданно для всех в газете Bild появилось высказывание президента Федерального ведомства по защите Конституции Ханса-Георга Маассена, который возражал канцлеру. Вернее, главный контрразведчик страны говорил, что имеет серьезные основания сомневаться в том, что видео (даже не снятое самостоятельно, а найденное неизвестно где), выложенное в Сеть находящейся под наблюдением контрразведки полуподпольной правоэкстремистской группой «Antifa Zeckenbiss», отражает именно то, что увидели на нем те, кто хотел увидеть именно это. Не исключено, заметил Маассен, что ролик был обнародован, чтобы отвлечь внимание от самого факта убийства. Не говоря уже о том, что даже буквальное восприятие видео никак не оправдывало титул, под которым оно было опубликовано: «Охота на людей в Хемнице. Нацистские хулиганы способны сегодня на все». Тем не менее 27 августа пресс-секретарь канцлера Штеффен Зайберт заявил: «То, чему мы стали свидетелями вчера вечером в Хемнице, и то, что было записано на видео… не может происходить в конституционном государстве. Подобные мятежи, охота на людей другого происхождения и внешности… являются совершенно неприемлемыми». Не странно ли: всего год назад, когда во время саммита G-20 в Гамбурге Интернет пестрел как официальными, так и любительскими видео, запечатлевшими бесчинства леваков из «Антифа», никого из тех, кто нынче так обеспокоен состоянием демократии, это не волновало, хотя именно «Антифа» – единственная действующая в ФРГ экстремистская организация (до этого была еще одна – RAF, и тоже левоэкстремистская)?
С этого момента все прочие внутриполитические темы были вытеснены из СМИ, а политические дискуссии, включая обсуждение госбюджета в Бундестаге, превратились в крестовый поход против AfD. Особенно усердствовали левые политики, а политический труп Мартин Шульц по этому поводу не только воскрес из небытия, но и так достоверно изобразил вскипание ярости благородной, что президент Бундестага даже не стал возражать против нарушения им установленного порядка выступлений.
За истерикой в связи с «попранием демократии», как и полагали авторы инсценировки, были забыты и смерть Даниэля Хеллига, и многочисленные просчеты, а то и преступления политиков и чиновников, не способных обеспечить соблюдение законности, и то обстоятельство, что на месте Хемница в любой момент может оказаться любой населенный пункт страны.
И оказывается. В тот же день 26 августа, когда произошла трагедия в Хемнице, в другом городе Восточной Германии – Франкфурте-на-Одере – группа из двух десятков хорошо знакомых в городе преступников из числа арабских «беженцев» действительно устроила погром, с криками «Аллах акбар!» разгромив ночной клуб «Frosch» и до смерти перепугав его посетителей. Пресса такой «мелочи» практически не заметила, поскольку она не вписывалась в сценарий (хотя о масштабе реальной проблемы свидетельствует тот факт, что даже левый бургомистр города Рене Вильке, прежде радушно приветствовавший «беженцев», потребовал их немедленной депортации). Быстро свернули и толки о происшествии в Саксонии-Анхальт, где после конфликта с «беженцами» скончался 22-летний немец. Куда более ко двору организаторам кампании оказался пострадавший иудей.

Без еврея не обошлось
Пока о нем вспомнили, прошло целых две недели. Именно столько понадобилось скорым на выводы СМИ, чтобы сообщить, что вечером 27 августа всё в том же Хемнице группа людей в черном, с закрытыми лицами, атаковала кошерный ресторан «Шалом» и с криками «Убирайся из Германии, еврейская свинья!» швыряла камни и бутылки в его владельца Уве Дзюбаллу. Многочисленные политики выступили с осуждением, не забывая добавлять к ним и ту информацию, которую обязательно хотели втемяшить читателям и зрителям. Не особенно оригинальным был и президент Центрального совета евреев в Германии Йозеф Шустер, сообщивший, что новость о нападении на ресторан его «потрясла» и он разочарован попытками некоторых политиков и правоохранителей приукрашивать истинное положение дел в Хемнице. Кто и что конкретно пытался скрыть в отношении атаки на «Шолом», еврейский функционер не сообщил.
Новый уполномоченный федерального правительства по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн постарался высказываться осторожно, но все же сморозил несуразицу. «Если сообщения верны, – заявил он, – то в случае нападения на еврейский ресторан в Хемнице речь идет о новом качестве антисемитских преступлений, пробуждающих наихудшие воспоминания о 1930-х гг.».
В отличие от журналистов и Шустера, Кляйн на своем посту человек новый и может не знать о том, что...

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь