Октябрь 29, 2015 – 16 Heshvan 5776
Призрачный мир или реальная война?

image

Россияне в Сирии – ловушка исламского апокалипсиса  

Путин ввязался в глобальную религиозную войну, последствия которой непредсказуемы. Российские войска находятся в Сирии уже давно, и недавнее решение Совета Федерации РФ, разрешившего использование армии за рубежом, просто расставило точки над «i». Вопрос – что россияне хотят в Сирии?

Асад – лишь ширма

У Путина, по-видимому, есть две цели. Во всяком случае это явствует из его заявлений.
Первая – на чем сосредоточено общее внимание – спасение режима Асада от возможных ударов со стороны Турции, НАТО или сирийской оппозиции. «Исламское государство» (ИГ) не является самым большим противником Асада, большинство столкновений происходит с другими вооруженными группировками – исламистскими и неисламистскими. Многие даже обвиняют ИГ в тайном сотрудничестве с силами Асада. Но на самом деле поддержка Асада – это дымовая завеса. Похоже, что Россия собирается создать полноценную военно-морскую и военно-воздушную базу в прибрежном сирийском городе Тартусе, где сейчас существует пункт обслуживания российских военных судов. Еще два года назад появились сообщения, что Россия хочет создать базу для военно-морской эскадры в противовес Шестому флоту США. И если это действительно так, то это намного более серьезно, чем поддержка Асада. Это событие исторического масштаба.
Получить выход к Средиземному морю – вековая мечта российских царей. Это то, что не удавалось Николаю I и стало причиной Крымской войны в середине XIX в. Это то, что не удалось СССР. И это то, что хочет осуществить Путин. Вся система обороны НАТО оказывается под угрозой, потому что она строится на том, что потенциальный противник находится на севере. А тут Путин как бы заходит НАТО в тыл. Получается, что российские самолеты находятся в 1,5 минутах лета до Тель-Авива, 10 – до Турции, 20 – до Рима, 30 – до Гибралтара. Получается, в Средиземном море будет базироваться военно-морская эскадра, не менее мощная, чем американская. Американцы теряют монополию. Россия заходит в самую сердцевину обороны блока. Если Путин действительно решается на этот шаг, это будет самый серьезный вызов обороне НАТО после Карибского кризиса. Потому что, повторю, главное – не Асад, а полное изменение геополитический обстановки, крушение системы обороны НАТО. Сложно представить, что России, учитывая ее сегодняшнюю слабость, дадут сделать то, что не дали сделать Николаю I.

Другая игра

Поэтому вопрос заключается в том, действительно ли Путин хочет осуществить этот план. Есть два варианта. Первый. Путин хоть и делает грозные заявления, на самом деле блефует, действуя в координации с США для достижения поставленных ему целей. Достаточно сдержанная реакция Америки на ввод в Сирию российских военных сил говорит о том, что, возможно, имеются какие-то договоренности. Но, с другой стороны, Россия активно вводит в Сирию новейшие системы ПВО, хотя у ИГ нет авиации. Единственно от кого россияне могут обороняться в Сирии таким образом – это от НАТО и Израиля. Ввод Россией в Сирию средств ПВО говорит о том, что Путин на этот раз решил действовать серьезно. И если это так, то начинается совершенно другая игра.
За все постсоветские годы российское руководство ни разу не перешло «красную линию», не задело жизненных интересов Америки и НАТО. Вспомним ту же войну в Югославии, когда Россия делала красивые бессмысленные жесты вроде разворота самолета над Атлантикой или броска российских десантников на Приштину. В результате же Россия безропотно согласилась и на раздел Югославии, и на независимость Косово. Российские войска даже участвовали в рамках международных сил в обеспечении раздела Югославии. Точно так же Россия ничего не сделала, чтобы спасти Саддама Хусейна или своего ближайшего союзника Каддафи. Во время войны в Грузии стоило только раздаться окрику из Вашингтона, и россияне остановили наступление на Тбилиси, ограничив свою интервенцию административными пределами Абхазии и Южной Осетии. То же самое произошло на самом деле и в Украине: Америка пригрозила – и россияне пошли на попятную.
Для Путина самым разумным вариантом было бы не идти на конфронтацию. В Сирии необходимо так или иначе покончить с ИГ – оно мешает абсолютно всем. Но сделать это невозможно без наземной операции. США, Франция, Турция и Израиль наносят авиаудары, и, невзирая на то, что говорит российская пропаганда, они достаточно эффективны. Но сила бомбардировок ограничивается тем, что интенсивные удары приведут к жертвам среди населения. НАТО на это идти не хочет. Если россияне возьмут на себя эту неблагодарную миссию и покончат с ИГ, то Америка будет довольна и, возможно, пойдет на уступки.

Авраам ШМУЛЕВИЧ

Передвижной сакрал

Об особом значении Сирии для российской цивилизации и культуры заявил в эфире телеканала «Россия» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. По словам экс-депутата Госдумы от «Справедливой России», именно эта страна является колыбелью православия: «Сирия – это святая земля. Это для нас наша земля. Именно оттуда пришла к нам цивилизация. Это из Антиохии пришли первые монахи; священнослужители были сирийцы на Руси. Они были по происхождению не греки, не бог знает кто – они были сирийцы… Не было бы Сирии, не было бы Антиохии – не было бы православия и не было бы Руси. Это наша земля».
В пользу операции ВВС России в Сирии высказались и «придворные евреи». В Федерации еврейских общин России (ФЕОР) полагают, что она станет фактором стабильности для региона. «Мы можем только приветствовать оказание военной помощи сирийским властям. Решение Совета Федерации – это ответственная и вынужденная позиция, у которой нет альтернативы», – заявил руководитель Департамента общественных связей ФЕОР Борух Горин.
Реагируя на это заявление, главный редактор Девятого телеканала израильского ТВ Сергей Хиршфельд написал: «Я бы хотел пояснить, что именно поддержали московские еврейские функционеры. На сегодняшний день ни одна армия региона, а может и все вместе взятые, и близко не дотягивает по уровню боеспособности до ЦАХАЛа. Поддержание подавляющего господства в воздухе – одна из основных стратегий израильской армии. Все стычки и даже войны последних 30 лет были с террористическими организациями, ответ которым ЦАХАЛ дает на 5% своей мощи. Почему? Из-за опасений массовой гибели мирного населения. И тут в полыхающую гражданской войной Сирию, на помощь садисту Асаду, который угробил 200 тыс. своих сограждан за последние четыре года, прибывают русские войска. По сути – это щит, потенциальные смертники. Ибо атака на них – это казус белли. Путин в ООН подтвердил, что в борьбе с ИГ намерен ограничиться ударами с воздуха. Как показала практика западной коалиции, такие авиаудары ни к чему не приведут. Чтобы справиться с ИГ, нужна наземная операция. Россия обещает многое, однако просто не в состоянии поставить столько войск, сколько для этого нужно… Но суть даже не в этом.
Суть в том, что присутствие российских военных резко ограничивает возможность маневра ЦАХАЛа, ибо ему меньше всего нужно сбить несколько полуслепых в этом небе российских самолетов или положить взвод-два российских солдат… И когда очередные С-300 в который раз попадут к „Хезболле“, мы бы хотели быть уверены, что их не будут сопровождать российские офицеры. Ибо, опять же, не хотелось бы вместе с этим железом сжечь и их. То есть, по сути, ФЕОР поддержала резкое ослабление ЦАХАЛа… И это в ситуации, когда Иран направляет на Голаны свои подразделения, когда „Хезболла“ снова переключается на Израиль, когда на Ашдод вновь летят ракеты и т. д.».