Знает ли израильское правительство, что ему делать?  

Израиль сегодня переживает непростые времена. Хотя когда он переживал простые? Но в моменты, когда на улицах израильских городов и поселков гибнут люди, особенно усиливаются споры о том, в каком направлении двигаться стране, и о том, видят ли это направление власть имущие. Единства в этом споре удается достигнуть крайне редко. С противостоянием приверженцев правых и левых политических взглядов все ясно. Но даже и между «правыми» согласия нет, как свидетельствуют приводимые ниже точки зрения двух известных израильских журналистов.

Зомби наступают

Забытый Израиль

Я приехал в Израиль в конце 1988 г. То был совсем другой Израиль. Он был во многом провинциален, но полон сил и веры в себя, иногда до смешного. Новоприбывших тогда приглашали в ШАБАК для собеседования. Помню, как во время такой беседы мой собеседник гордо произнес: «ЦАХАЛ – самая сильная армия в мире!» Эти слова мне потом приходилось слышать от самых разных людей. Теперь это вызывает грустную улыбку, но тогда дело обстояло по-другому. Еще свежа была операция «Энтеббе»; всего семь лет прошло после бомбардировки ядерного реактора «Осирак» в Ираке… В апреле 1988 г. израильские десантники, высадившись с моря, ликвидировали Абу-Джихада – главаря военного крыла ФАТХа в Тунисе.
ЦАХАЛ, конечно же, не был самой сильной армией в мире, но дерзость, решительность и изобретательность, с которыми он защищал интересы свой страны, вызывали уважение даже у ее врагов. «Мы сумасшедшие, поэтому нас боятся», – с гордостью говорили израильтяне.
С того времени прошло более четверти века. Израиль стал богаче, оброс жирком, вкусил прелести потребительского общества. Его города разрослись, покрылись виллами и небоскребами. Израильтян, которые прежде не выезжали за пределы своей станы, теперь можно встретить по всему миру. Но уже никто не отважится сказать: «Мы сумасшедшие, поэтому нас боятся».
Израиля давно уже не боятся. Он утратил и сдерживающую мощь, и веру в свои силы. И это было бы нормально, если бы вместе с ним менялась среда обитания. Но окружение Израиля если и меняется, то в сторону тотального одичания.

Герои нашего времени

Это началось не сегодня. Мы и сами не заметили, как дерзкие контратаки сменились пассивным бездействием, а на смену инициативе пришла апатия.
Левые, находясь у власти, совершали все мыслимые и немыслимые ошибки. Правые ошибок не делали, и это был их плюс. Минус был в том, что они вообще практически ничего не делали, ограничиваясь глухой обороной. Хуже того, они стали непредсказуемы, и со временем уже сложнее было распознать, где проходит граница между лагерями.
Соглашения Осло стали преступлением перед своим народом, сыновья и дочери которого приносились в жертву Молоху «мирного процесса». В других странах за подобные эксперименты над своими согражданами вождей судят. В Японии премьер-министр ушел в отставку после смертоносного цунами, разрушившего АЭС, в Латвии – после того как рухнула крыша супермаркета. Нашим героям чужды угрызения совести.
Неслыханные стратегические просчеты, не говоря уже о моральной стороне дела, сопровождали деятельность отечественных лидеров: позорное бегство из Южного Ливана, превратившее «Хезболлу» в ведущую силу на Ближнем Востоке; позор Кэмп-Дэвида, где Эхуд Барак был готов отдать пол-Иерусалима, Иудею и Самарию за «клочок бумаги» и этой неслыханной уступчивостью спровоцировал вторую интифаду; позор Табы, где на конференции в разгар интифады отсутствовал израильский флаг; позор Гуш-Катифа, где людей, преданных своей стране, вышвырнули из их домов (см. «ЕП», 2015, № 10). Израиль предавал собственных граждан и союзников. Я помню, как в середине 1990-х встречался с мэрами палестинских городов, протестовавших против Осло и разбивших палатки напротив Кнессета. «Израиль поступил с нами, как с псами. Мы верили ему, а нас отдали Арафату», – говорили они. Так же произошло с ливанскими христианами, потом – с религиозными поселенцами Газы и Северной Самарии, потом – с жителями юга, вынужденными выживать под обстрелами ХАМАСа...
Власть держалась цинично и абсолютно безразлично к своим гражданам, и те тоже становились циничными и безразличными. Только в такой обстановке к власти мог прийти Эхуд Ольмерт, собиравшийся продолжить «размежевание», но уже в Иудее и Самарии. Сделать это ему помешала «Хезболла». Впрочем, это Ольмерта не остановило, и он с Ципи Ливни настойчиво пытался всучить Абу Мазену Иудею и Самарию, включая Старый город Иерусалима.

Гуманизм или идиотизм?

Начиная с 2009 г. у власти – правое правительство. Вернуло ли оно своим гражданам ощущение безопасности, а стране – сдерживающую мощь?

Александр МАЙСТРОВОЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь