Июль 29, 2016 – 23 Tammuz 5776
Приговор Думе

image

Взбесившийся принтер завершил работу  

«Смешные люди принимали страшные законы». Микроблоги придуманы для того, чтобы человек мог свою мысль сформулировать кратко и емко, а если речь идет о журналисте, то велик соблазн уложить в одну строку какую-нибудь строгую аналитику. У Ивана Давыдова, обозревателя московского журнала «Новое время», это хорошо получилось. Подводя итоги политической деятельности шестой Государственной думы РФ, он у себя в «Твиттере» уложился в пять слов.
Однако газетная статья предполагает более подробное освещение темы, поэтому позволим себе некоторую многословность. Впрочем, никак не отклоняясь от указанной формулы. Они ведь и вправду смешны – российские депутаты, в течение долгих лет изводившие себя вопросом: а что мы еще не запретили? Они и вправду страшны – законы, которые напринимали в этой нижней палате. Или едва не приняли, хотя очень старались, в рамках своих бесконечных законодательных инициатив.

Этапы большого пути
Дума Сергея Нарышкина наследовала славные традиции нижней палаты под руководством Бориса Грызлова. Того самого, при котором российский парламент перестал быть местом для дискуссий. Казалось бы, место уже было расчищено и новому спикеру оставалось лишь сладко почивать на лаврах, почти не вмешиваясь в работу отлаженного механизма и додавливая недобитых несогласных.
Тем не менее именно при нем, при Нарышкине, законодателя взяли новые, недостижимые прежде вершины, что касалось и качества новых законов, и репутации народных избранников, и прозвищ. Шутка про дискуссии, которым не место в парламенте, уже мало кого могла насмешить. Иное дело – Взбесившийся принтер или Госдура, как выразился, якобы оговорившись в эфире, телеведущий Познер. Эти заслуженные клички намертво приклеились к Думе шестого созыва, с ними она и вошла в историю. Под водительством Нарышкина и ПЖиВ – партии жуликов и воров, как была поименована «Единая Россия», владевшая контрольным пакетом голосов в нижней палате.
К новым рубежам народные избранники двигались поэтапно.
Эпоха, предшествовавшая аннексии Крыма, ознаменовалась протестными выступлениями в столице и некоторых других городах. Принтер на Охотном ряду взбесился не сам по себе, это была реакция растерявшейся поначалу власти на мирные демонстрации российских граждан. После известной провокации на Болотной площади в Москве и первых арестов работа, что называется, закипела.
Законодатели резко увеличили штрафы за нарушение правил проведения и организации митингов. Потом в парламент спустили закон, обязывающий некоммерческие организации клеить на себя ярлык «иностранных агентов». Одновременно и вполне закономерно ухудшались отношения с Западом, что также нашло отражение в юридических новеллах. Так, смерть в тюрьме юриста Сергея Магнитского и список его имени, обнародованный в Вашингтоне, обернулись «законом подлецов» – запретом на усыновление американцами российских сирот.
Потом был Майдан, и время переломилось. Задним числом можно даже предполагать, что захват Крыма и сопутствовавший ему патриотический угар были нужны Путину для того, чтобы окончательно задавить протестное движение в России. Вспомним, что реальная, не заседающая в парламенте оппозиция именно тогда потерпела сокрушительный разгром. Противников «возвращения» Крыма Путин обозвал «национал-предателями», а рейтинг самого президента стал зашкаливать за 80%. Твердо взятый курс на холодную войну логично соединился с репрессиями внутри страны и новыми репрессивными законами. Принтер работал без передышки.
Ввели уголовную ответственность за неоднократное нарушение правил проведения митингов: отныне участникам демонстраций грозит до пяти лет лишения свободы. Та же «пятерочка» светит россиянам, которым вздумалось бы «распространять ложные сведения о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Придумали штрафы для граждан, скрывающих двойное гражданство. Репрессировали мат в СМИ, кино и театрах, а популярных блогеров приравняли к СМИ – со всеми вытекающими отсюда карательными последствиями. В рамках контрсанкций законодатели установили обеспечительный взнос для компаний типа Visa и MasterCard. Иностранным фирмам, владеющим соцсетями и поисковиками, предписали создавать в России дата-центры, чтобы персональные данные местных пользователей хранились на территории РФ. Да всего не перечислишь.

Сноуден взбунтовался
Посткрымская эпоха, которая продолжается до сих пор, одарила российских граждан самыми разнообразными запретами. Однако самым ярким эпизодом законотворческой работы ушедшей Думы следует признать практически все сделанное и недоделанное в последние недели и дни. В июне, когда депутаты привычно и послушно голосовали за очередные дикие законы, и в те же дни в Санкт-Петербурге проходил Экономический форум, в рамках которого президент Путин призывал европейских политиков «прислушаться к мнению своего бизнеса, заинтересованного в сотрудничестве с Россией, и наладить отношения». Особую убедительность этим призывам придавали свежие законопроекты, внесенные в нижнюю палату легендарным депутатом Яровой и ее подельником сенатором Озеровым.

Петр ОРЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь