Мы в Калининграде часто имеем возможность поговорить с поляками. Говорил с одним поляком, имеющим еврейских предков, о новом польском президенте Анджее Дуде и его словах, что не стоило извиняться за Едвабне...
В деревне Едвабне возле Белостока в июле 1941 г. (тогда это была Белоруссия, теперь Польша) были убиты – сожжены заживо – более 300 евреев во главе с местным раввином. Как выяснилось не так давно, это убийство совершено не гитлеровскими карателями, а односельчанами. В Польше на самом высоком уровне от имени государства и нации признана вина и принесены извинения за содеянное, но не все поляки считают это правильным, в том числе теперь вот и избранный президент. Его высказывание широко обсуждалось в ходе предвыборной кампании. Несогласие с покаянием прежних польских лидеров звучит примерно так же, как несогласие некоторых российских политиков с признанием вины в катынском расстреле, уже прозвучавшее с российской стороны на высшем уровне.
Поскольку Анджей Дуда настроен на более жесткую политику в отношении России, есть повод ожидать, что в грядущих пропагандистских баталиях активно будет задействовано и «еврейское казачество».
Тот слегка еврейский поляк тоже голосовал за Дуду. Так вот, он считает:
а) несогласие Дуды с извинениями за Едвабне – это всего лишь желание перевести с польской нации стрелки инвектив за соучастие в Холокосте. То есть высказывание направлено против некоторых попыток немецкой стороны смягчить основную вину Германии, мол, «не мы одни»;
б) Дуда принадлежит к интеллектуальной академической элите, равно как и его жена, дочь польско-еврейского писателя и литературоведа Юлиана Корнхаузера, отец которого погиб в Освенциме.
По словам того же поляка, в Польше есть два способа уничтожить политического оппонента: или сказать, что он еврей, или – что он антисемит. Хочется думать, что это заявление Дуды – циничный расчет, принесший ему те 4% голосов, с которыми он и победил. В политике, как в бизнесе, – ничего личного. А личные симпатии могли проявиться как раз при выборе жены. Будем, короче, посмотреть. Из Калининграда виднее.

Виктор ШАПИРО, руководитель калининградских еврейских организаций

Никогда не молчу

Прочитав письмо Цили Лещинской в апрельском номере вашей газеты, решил написать о моем случае.
Это было около 1,5–2 лет назад. Мне позвонила знакомая и спросила, не хочу ли я пойти на просмотр фильма об израильском оружии, сделанного молодым израильским режиссером.
– А публика какая будет? – поинтересовался я.
Услышав, что будут профессора и преподаватели университетов, а также прочая «яйцеголовая» публика, я сразу согласился, так как мне хорошо известны их левые взгляды на Израиль. Это зачастую явные или скрытые антисемиты. Кроме того, я хотел раздать статью из «Еврейской газеты», которую для меня перевел профессиональный переводчик. В этой статье достаточно полно освещена история так называемого «палестинского народа». Попадая в немецкое общество, я всегда раздаю копии…
Фильм демонстрировался в бывшем кинотеатре в центре Западного Берлина, переоборудованном в ресторан. Собралось человек 70–80. На подест перед экраном вышел молодой человек, почему-то в майке. Он стал рассказывать о том, с какими сложностями столкнулся в Израиле при работе над этим фильмом: его чуть не арестовали и т. д.
Демонстрация фильма началась с показа армады самолетов, которые буквально покрывали все небо и бомбардировали Газу. На земле – море огня (видимо, компьютерная графика). Затем шел показ израильского оружия: ракеты, автоматы, способные стрелять из-за угла… Интервью с израильскими генералами и инженерами. Настойчиво подчеркивалась мысль, что это оружие вначале испытывается на несчастных палестинцах, а затем выгодно продается на международных рынках…
Я просто кипел от возмущения, и, когда ведущая объявила о заключительном диспуте, первым вздернул руку и тут же получил слово. Встав, я обратился к режиссеру:
– Молодой человек, вы израильтянин?
Получив утвердительный ответ, я сказал ему:
– Как же вам не стыдно позорить свою страну? Вы показываете армаду бомбардировщиков, якобы бомбящих Газу, и сплошное пламя на земле. А почему вы не показываете, как разбрасываются листовки, предупреждающие население о предстоящем возмездии? Почему вы путаете причину и следствие? Вы ни разу не показали ракеты, летящие из Газы на израильскую территорию! Вы утверждаете, что вам было сложно снимать фильм. Однако вы свободно интервьюировали израильских инженеров и генералов и при этом остались на свободе. Израиль – единственная демократия на Ближнем Востоке посреди моря ненависти…
Как только я произнес эту фразу, до сих пор молчавшая публика разразилась смехом. Этот издевательский смех был таким мерзким! Я повернулся к залу и гневно воскликнул:
– Что вы смеетесь? Что здесь смешного? Вам известна там другая демократия? Может, в Египте, Сирии или других арабских странах?
Зал молчал. Я провоцировал, торжествуя:
– Ну что же вы? Назовите хоть одну страну!
Все молчали. Как мне хотелось дать в эти очкастые и лысые антисемитские морды! Махнув рукой, я пошел к выходу. Меня окликнула одна дама:
– Я часто бываю в Израиле и знаю обстановку там…
– А где конкретно вы бываете? – ядовито спросил я.
– Я езжу на оккупированные территории.
– А, понятно! – торжествующе воскликнул я. – Вы проезжаете через контрольно-пропускной пункт, где стоит злющий израильтянин с большим автоматом, готовый вас застрелить. Это просто чудо, что вы еще живы! Езжайте, езжайте туда – вам там много интересного расскажут. Но перед этим советую почитать, кто они такие.
С этими словами я бросил ей на колени статью о «палестинцах» и вышел на свежий воздух, так как на этом сборище я уже задыхался.

Михаэль ВАРШИЦКИЙ, Берлин

Неожиданная «встреча»

Уважаемая редакция «Еврейской панорамы»! Только на днях открыл майский номер и... там меня ждал сюрприз: встреча с Самуилом Наумовичем Фарбером. Я был его учеником в 9-м классе, в калининградской школе № 5. Очень коротко, только два первых месяца учебного года, потом отцу – офицеру милиции наконец дали квартиру и мы переехали. Но не только по этой причине поменял школу: дело в том, что я, еврейский парень, был самым слабым учеником по математике – в классе точно, а может, и во всей немаленькой (60 преподавателей, как я узнал из публикации) школе. Помню, как Сэм (дорогой Владислав Кац, Вы бы слышали, с какой улыбкой и даже любовью, уж насчет респекта молчу, с долей нормальной робости перед директором произносилось ребятней это имя!) с огорчением сказал мне: «Ну, я не могу поставить тройку в четверти». Вот только запамятовал, на «вы» или на «ты» обращался к нам наш учитель.
Читал сейчас зарисовку и кроме радости от встречи испытал прежнюю неловкость оттого, что «позорил еврейский народ». Кавычки не потому, что не буквально, а поскольку это прямая речь, слова моего дяди Матвея Ильича Гуранца – человека, сделавшего неизмеримо много для меня, для моего будущего, фактически для нынешней жизни моих детей. Ныне дочь и сын дяди Мотла живут в Хайфе, а в Нетании, может, по соседству с Самуилом Наумовичем, – мой сын Илья. Совсем не удивило.
Еще один момент, Владислав: Сэм старался привить нам культуру, умение везде вести себя прилично. Помню, как на стадионе – мы стояли несколько минут рядом – он сделал мне замечание (взглядом – не словом), увидев, как я обошелся без носового платка (выражусь, ай эм сорри, деликатно).
Так что спасибо всем – Владиславу, газете «Еврейская панорама», дяде Матвею и... моему сыну Илье, для которого понадобится телефон Самуила Наумовича, чтобы заглянуть в гости с букетом цветов от нас. И я тоже позвоню, чтобы поблагодарить Самуил Наумыча, сказать, чтобы он не огорчался: ведь сразу после школы я смог выиграть большой конкурс на литфак и много лет пишу, работаю по сей день, есть пара книжек. И хорошо-хорошо помню его лицо, голос, благожелательность. Рад тому, как здорово, крепко выглядит он на фото в газете.
Евгений ДВОРЕЦКИЙ, Гамбург

Публикуемые письма отражают исключительно точку зрения их авторов. Редакция не несет ответственности за содержание писем, но готова предоставить возможность для ответа лицам или организациям, интересы которых затронуты читательскими письмами. Редакция также оставляет за собой право сокращать письма и редактировать их, не меняя смысла. Анонимные письма, а также письма откровенно оскорбительного и противозаконного содержания не подлежат публикации.

Написать письмо в редакцию