Январь 1, 2018 – 14 Tevet 5778
Предписанная немочь

image

Слова политиков не стоят ничего, лишь их дела в счет 

19 декабря исполнился ровно год с того дня, как выходец из Туниса Анис Амри на угнанном грузовике, водителя которого он предварительно застрелил, совершил наезд на рождественский рынок (см. «ЕП», 2017, № 1). В результате этого теракта на берлинской Брайтшайдплац погибли 12 человек и более 70 человек получили ранения разной степени тяжести. Среди погибших – граждане ФРГ, Израиля, Польши, Италии, Чехии и Украины. Эта грустная дата – не только повод помянуть жертв трагедии, но и дополнительная возможность взглянуть на то, в каком состоянии находится нынче германское государство и почему это происходит.

Канцлеру не до жертв
Год назад многие из нас видели телерепортажи с места теракта, приходили в негодование и сочувствовали пострадавшим. Массовое сочувствие живо до сих пор – по крайней мере, если судить по регулярно появляющимся на месте трагедии свечам, свежим цветам и искренним запискам. Правда, прилагательное «массовое» требует определенного ограничения. По крайней мере, так считают близкие жертв этого теракта (некоторые из них сами были ранены или принимали участие в помощи пострадавшим).
Незадолго до годовщины трагедии они написали Ангеле Меркель открытое письмо, содержащее тяжелые обвинения. В частности, авторы утверждают, что террористическое нападение на Брайтшайдплац стало «трагическим следствием политического бездействия правительства», а у Германии нет «базового профессионализма в общем подходе к борьбе с терроризмом».
«В то время, когда угроза, создаваемая исламистами, значительно возросла, вы не смогли продвинуться вперед в расширении ресурсов и реформировании запутанных официальных структур для борьбы с этими опасностями», – говорится в письме с указанием на ставшие известными в последнее время факты вопиющих просчетов государства и его спецслужб.
Авторы напоминают канцлеру о том, что террорист Анис Амри прибыл в Германию вместе с неконтролируемым потоком беженцев, многократно под различными именами подавал прошения о предоставлении убежища, еще более часто нарушал германские законы и был известен властям в качестве угрозы безопасности. Власти отнеслись к этой угрозе с непростительной легкомысленностью, возможность депортации правонарушителя не была использована как следует, более 50 федеральных и земельных ведомств и спецслужб с завидным упорством пытались переложить эту обузу друг на друга и при этом весьма скупо делились друг с другом имевшейся у них информацией.
Выражая свое требование немедленно исправить просчеты государства в обеспечении безопасности своих граждан, авторы письма обращают внимание канцлера на еще одну проблему: отношение властей к близким жертв террора. По их словам, за год, прошедший после теракта, Меркель не нашла возможности или не изъявила желания не только лично, но и хотя бы письменно выразить близким пострадавших свое сочувствие или дать указание выложить в своей канцелярии книгу соболезнований. «Мы считаем это свидетельством Вашего несоответствия занимаемой должности», – подчеркивают авторы письма. В то время как на следующий день после теракта власти предержащие поспешили перед объективами фото- и кинокамер продемонстрировать свой траур в ходе богослужения в Памятной церкви кайзера Вильгельма, родные жертв не имели такой возможности, поскольку метались по городу в поисках какой-либо информации о своих пропавших близких: Земельное ведомство криминальной полиции наложило запрет на ее распространение до полной идентификации жертв, которая заняла трое суток, хотя почти у каждого из погибших в кармане лежало удостоверение личности. Прошли целых 36 часов после теракта, пока в полиции догадались назначить ответственного за контакт с родственниками жертв, хотя и он на протяжении следующих 36 часов не мог им ничего ответить в связи с упомянутой выше завесой секретности. Безусловно, некоторые сотрудники полиции демонстрировали человеческое участие, но было и немало таких, которые поучали метавшихся в горе людей и требовали от них сохранять спокойствие.
Сами власти при этом сохраняли полную невозмутимость: первые официальные письма от них родственники жертв теракта получили спустя 22 дня после него. Прошли целых два месяца, прежде чем правящий бургомистр Берлина Михаэль Мюллер направил близким погибших письма с выражением сочувствия, а тогдашний президент Йоахим Гаук пригласил их в дворец Бельвю и выразил свое сочувствие лично (берлинские власти сподобились на подобный шаг лишь в мае 2017 г.). Еще месяц прошел до тех пор, пока федеральное правительство назначило бывшего премьер-министра Рейнланд-Пфальца Курта Бека уполномоченным по помощи жертвам теракта и их родственникам. Авторы письма хотя и благодарны ему за помощь, но подчеркивают, что правительство не наделило своего уполномоченного ни ресурсами, ни полномочиями для выполнения соответствующих функций, так что в итоге ему приходилось полагаться лишь на частные пожертвования, а родственникам жертв – на помощь Красного Креста и организации помощи жертвам насилия «Белый круг».
Между тем, говорится в письме, потеря близкого человека, страшная сама по себе, влечет за собой также немалые финансовые последствия. «Мы ожидали от Вас, госпожа канцлер, что государство без бюрократических проволочек поможет нашим семьям справиться с нынешними и будущими финансовыми трудностями», – говорится в письме. К сожалению, действительность оказалась далекой от этих ожиданий. В настоящее время для подобных ситуаций предусмотрены лишь три источника компенсаций (не слишком щедрый фонд чрезвычайных выплат Бундестага, оплата максимально дешевого погребения в соответствии с Законом о помощи жертвам и средства Фонда помощи жертвам дорожно-транспортных происшествий, правила которого во многих случаях исключают выплаты жертвам терактов). Но даже для получения этой незначительной помощи (которая еще более незначительна для родственников пострадавших иностранцев) требуется заполнить огромное количество сложных для понимания бумаг. Хотя бы в этом государство могло оказать помощь, но не сочло нужным. Спасибо, нашлась супружеская пара полицейских, взявшая на себя эту заботу в частном порядке.
Однако не во всех случаях государственные учреждения действовали медленно: счета от судмедэкспертов с угрозой санкций за несвоевременную оплату родственники жертв получили еще до окончания 2016 г.
«Госпожа канцлер! – завершают авторы свое послание. – К сожалению, приходится опасаться того, что теракт на Брайтшайдплац был не последним террористическим актом в Германии. В том числе и поэтому мы обращаемся к Вам с этим открытым письмом. Должно быть сделано все для того, чтобы предотвратить в будущем подобные теракты или как минимум обеспечить надлежащее обращение с жертвами и их близкими независимо от гражданства. Федеральные власти совместно с властями федеральных земель должны как можно скорее усвоить, как нужно действовать по отношению к терроризму. Продолжение нынешней беспомощности Германии было бы проявлением безответственности. Хотя упомянутые нами проблемы и не могут быть решены лишь на федеральном уровне, их решение требует существенной координации со стороны федерального правительства. Мы требуем от Вас незамедлительно заняться решением этих проблем совместно с руководством федеральных земель».

Низы не могут, верхи не хотят
Пока неизвестно, какие выводы сделала из этого обращения канцлер и сделала ли вообще. Встретившись с родственниками жертв накануне церемонии открытия памятника погибшим, приуроченной к первой годовщине трагедии, она произнесла дежурные слова, которые принято говорить по такому поводу. Пусть с опозданием на год, но для Меркель и это прогресс. До сих пор она упорно старалась избегать персональной связи с этой трагической ситуацией. В частности, в июле 2017 г., когда телеканал ZDF готовил передачу с участием канцлера „Klartext, Frau Merkel!», представителя родственников жертв теракта Астрид Пассин пригласили участвовать в ней, пообещав позволить задать вопросы главе правительства. За несколько часов до передачи редакция отменила свое приглашение под надуманным предлогом. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться об истинной причине отказа.
Читая обо всем этом, пытаешься найти объяснение столь недопустимому поведению высшего политического руководства страны. Достаточно сравнить даже внешние проявления, чтобы поразиться его цинизму. Так, в Италии президент страны лично встречал в аэропорту прилетевший из Берлина самолет с телом соотечественника, погибшего на Брайтшайдплац. Президент Польши преклонил колено перед гробом польского водителя угнанного грузовика – первой жертвы Аниса Амри…
Между тем германские власти не всегда столь бессердечны в трагических ситуациях. Когда несколько лет назад пилот-самоубийца унес с собой жизни 150 пассажиров рейса авиакомпании Germanwings, был официальный траурный акт в Северном Рейне – Вестфалии, канцлер отменила в тот день все встречи, президент прервал официальный визит в Латинскую Америку, а многие министры поспешили к месту происшествия во Францию.
Что же нынче не так? Самым простым объяснением была бы чиновничья неразбериха, тем более что трагедия произошла в Берлине – городе, давно уже парализованном неспособностью местных властей решать какие-либо задачи. Однако дело не только в неспособности, но и, что гораздо важнее и страшнее, в нежелании. Когда депрессивный пилот совершает суицид, увлекая с собой в могилу десятки невинных людей, вопрос о политической ответственности не встает. Иное дело – теракт. Тут уже политикам, прежде всего канцлеру, приходится отвечать на неудобный вопрос о мере личной ответственности за случившееся. О том, насколько приемлемым и обоснованным было это самое «Мы справимся!». Что подразумевается под этим самым «справимся»? И кто эти «мы»?
Ведь количественный рост нагрузки на госструктуры в связи с массовым притоком в страну иммигрантов – лишь одна и не самая главная проблема. Не она объясняет бездействие или недостаточные действия чиновников. Полиция, например, смотрит сквозь пальцы на...

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь