Февраль 2, 2018 – 17 Shevat 5778
Право на эмиграцию

image

«Переписка из двух углов» – так называлась книжка двух выдающихся деятелей русской культуры начала прошлого века Вячеслава Иванова и Михаила Гершензона, живших в 1920 г. в одной комнате санатория. Это произведение представляет собой спор о путях и судьбах мировой культуры, не утерявший своего значения и сто лет спустя.
Продолжением такого жанра переписки в известной степени можно считать спор Юлия Даниэля и Игоря Шафаревича о праве на отъезд деятелей культуры с родины, где торжествует тоталитарный или авторитарный режим. Это полемика двух москвичей, живших в одном городе, принадлежавших к одному слою русской интеллигенции, но по-разному оценивающих право на эмиграцию.
Такая полемика необычайно актуальна и по сей день, будто и не прошло полвека с той поры, когда писатель-диссидент Юлий Даниэль, герой знаменитого процесса, отсидевший пять лет за публикацию на Западе своего романа, прочитал в парижской «Русской мысли» письмо академика-диссидента Игоря Шафаревича автора теории зловредного «малого народа», ядром которого являются евреи, и решил ответить ему.
Актуальность предмета спора двух диссидентов 1970-х гг. подтверждается отъездом из современной России десятков деятелей культуры – писателей, журналистов, общественных деятелей, не выдерживающих давления властей, угрозы насилия или ареста. В результате западные столицы, и прежде всего Берлин, как сто лет назад становятся центрами русской культуры, русской духовной жизни.
Имеют ли эти люди моральное право на эмиграцию, не теряют ли они с отъездом духовные ценности, позволяющие вносить вклад в культуру? Шафаревич от имени оставшихся осуждает их за отъезд, и эта его позиция вызывает возмущение Даниэля, обратившегося к академику с открытым письмом, опубликованным в газетах Le Mond и «Русская мысль». Мы предлагаем вниманию читателей «ЕП» это письмо как характерный и актуальный документ времени.

М. Р.
Конец подложки

Письмо к Шафаревичу

9 января газета «Русская мысль» опубликовала интервью с И. Р. Шафаревичем. В интервью имеется специальный пассаж, глубоко меня возмутивший, – об эмиграции. Оказывается, дело обстоит крайне просто: «лучшие представители нашей литературы, критики, музыки» (за одним исключением) уехали из своей страны «добровольно» – «просто не выдержали давления». Следовательно, выводит Шафаревич, «у них не оказалось достаточных духовных ценностей, которые могли бы перевесить угрозу испытаний».
После такого убийственного доказательства окончательный приговор ясен: «Люди, лишенные этих ценностей, не могут внести никакого вклада в культуру, независимо от того, по какую сторону границы они находятся». Все это говорится от имени оставшихся в России. От имени оставшихся говорю и я: Шафаревич единым росчерком пера берется перечеркнуть судьбы и творчество художников, литераторов, философов и музыкантов. Это чудовищно. Может быть, он не знает, что не всегда культура живет по тем временным законам, по которым живут политические режимы? Что в отдельные периоды национальная культура продолжается за пределами государства? Что отнюдь не каждый художник может творить в условиях, когда он, по определению Шафаревича, должен «переносить угрозу испытания»? Что разлученный со своей страной художник может работать на будущее, в будущем его творчество вернется на родину? На нашей памяти так случилось с Буниным, сейчас у нас издают его произведения, созданные в эмиграции. Вернулись на родину философские труды Бердяева – его еще не издают, но читают.
Вернулась музыка Рахманинова, оставшегося – кто будет с этим спорить? – русским композитором. Полагать, как это делает Шафаревич, что человек культуры, творящий вне пределов родины, не представляет ценности для культуры родной страны (да и для мировой культуры), – невежество. Это значит забыть громадный исторический опыт культурной эмиграции хотя бы только XX века. Это значит грабить человечество, вычеркивая из культуры творчество Томаса Манна, Ярослава Мрожека, Марка Шагала. Специфику сложного процесса формирования культуры И. Р. Шафаревич как математик может и не знать. Но я не могу допустить мысли, что он ничего не знает о судьбе и творчестве Герцена, Цветаевой, Мицкевича. Умышленно, а не случайно забывает Шафаревич их имена, сокращающие его концепцию.
Кто же они сегодня, «лучшие представители» нашей культуры, лишенные «достаточных духовных ценностей»? В высокомерных намеках легко угадываются люди, в которых он целит. Да и другие, с тою же судьбой.

Юлий ДАНИЭЛЬ
Москва, 20 января 1975 г.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь