Защитники соотечественников или заложники политики?  

Ни один израильтянин не остался равнодушным к судьбе солдата, которому угрожает суд за «самовольный» выстрел в террориста в Хевроне. Бурные дискуссии разгорелись потому, что речь идет не о морали израильской армии, а о стратегии борьбы с террором, в которой руководители Израиля и генералы боятся показаться демократическому миру недостаточно респектабельными.

Фантасмагория

Израиль уже много лет находится в сюрреалистической ситуации. Вроде бы партии, требующие немедленного подписания мирного договора с преемником Арафата, давно и безнадежно проигрывают выборы. Тем не менее левые требуют «свободы слова», которая выражается исключительно в оплевывании ЦАХАЛа и защите арабских террористов. Сейчас к этой «демократии» добавились дискуссии о праве на осквернение израильского флага.
Не стихает волна арабского террора. Но непонятно, кто убивает и кто оправдывается. Премьер-министр, министр обороны, начальник Генштаба, трусливо косясь непонятно в чью сторону, громко заявляют, что ЦАХАЛ должен сохранять свои моральные традиции и применять оружие против террористов только по строго установленным правилам. При этом они обходят каверзный вопрос: знакомы ли с этими правилами и готовы ли их придерживаться террористы?
Арабские депутаты наглеют и обвиняют ЦАХАЛ в том, что он отстреливает головорезов, нападающих с ножами на солдат и мирных граждан.

Интифада как часть исламского террора

Вопрос о методах борьбы с «интифадой ножей» требует немедленного ответа после кровавых терактов в Бельгии. Израильтяне поняли, что даже тем, кто хотел бы бежать от насилия, спрятаться негде. Вокруг Израиля – террористические банды и террористические режимы: ХАМАС, «Хезболла», ИГ, «Аль-Кайеда», клика Асада, Иран. В каждой европейской столице можно ожидать мегатеракта, а человека еврейской наружности в любом месте поджидает нож или кастет. Это глобальная война, не знающая границ. Чтобы ее выиграть, надо назвать своего противника, изучить расположение его армии, характер его вооружений, его сильные и слабые места.
Международный террор будет захватывать всё новые территории и укрепляться на них, если цивилизованный мир не признает: ему угрожают не борцы за социальную справедливость, как в 1960–1970-е гг., не сепаратисты, как в Ирландии или Испании, а исламские фанатики, мечтающие о всемирном халифате и создающие боевые группы на всех континентах. В отличие от «Красных бригад», соблюдавших конспирацию, обрывавших все человеческие связи, исламские террористы опираются на тысячи единоверцев, которые предоставляют им убежище, помогают скрываться от полиции и спецслужб.
Демократические страны не готовы заявить, что какая-то религия порождает террор. Израиль по части «деликатности» – не исключение. Недавно на Втором телеканале израильского телевидения эта тема неожиданно вызвала резкое столкновение между ведущей Даной Вайс и самым авторитетным арабистом страны Эхудом Яари. Вайс напустилась на него за то, что он констатировал религиозную подоплеку арабского террора: «Почему мы все время связываем террор с исламом? Крайние течения есть во всех религиях – и в иудаизме, и в христианстве!» Яари холодно заметил, что Дане Вайс следовало бы изучить факты, прежде чем высказываться. Она огрызнулась: «Почему вы думаете, что я этого не делаю?» Яари пожал плечами: «Потому что я это слышу».
Дана Вайс применяет мерзкий прием израильских левых: у палестинских арабов есть ХАМАС, но и у нас есть экстремисты типа ультраортодоксов, поселенцев. Так что, мол, надо не жаловаться на террор, а подписывать мирное соглашение. Это дешевая ложь: никакого «баланса» нет. Израильские ультраправые не взрывают бомбы в автобусах, на рынках, в аэропортах. Они не посылают подростков с ножами нападать на арабов. Не занимаются этим и христиане, как бы далеки они ни были от научного материализма.
Ислам сегодня не готов отказаться от самых опасных догм. Горстка современно мыслящих мусульманских деятелей бессильна поколебать авторитет тысяч изрыгающих нетерпимость проповедников. Ислам был изначально агрессивной религией. Сегодня некоторые богословы объясняют, что джихад бывает духовным, призывающим к «моральной борьбе». Но в Коране сказано прямо: «Те из верующих, кто остается дома, за исключением немощных, не могут сравниться с теми, кто стремится по пути Божьему лично и с имуществом. Тех, кто сражается лично и с имуществом, Бог возвышает над теми, кто остается дома. Бог обещал награду всем верующим, но Он отличает тех, кто сражается, большей наградой».
Политкорректные защитники ислама отмахиваются: мало ли какие «экстремистские» цитаты можно извлечь из древних текстов! Но крупнейший востоковед Бернард Льюис в книге «Кризис ислама» отмечает, что не случайно мусульманские страны отвергают модернизацию и видят вечные истины в заветах пророка: «Мусульманские фундаменталисты не отличаются от ортодоксального ислама в вопросах теологии и толкования священных книг. Их главное отличие – в социальной, общественной направленности. С их точки зрения, исламский мир ступил на неверный путь: его правители называют себя правоверными мусульманами, но на самом деле они являются отступниками, забывшими Священный закон и принявшими иностранные, языческие законы и обычаи. Фундаменталисты считают Запад источником зла, разъедающего мусульманское общество, но их первой мишенью являются собственные правители и лидеры». Этот исчерпывающий анализ объясняет идеологическое единство «Братьев-мусульман», ИГ, подростков, нападающих с ножами на израильтян, исламских боевиков в Европе: одни борются за очищение мусульманских стран от «языческой скверны», другие защищают мечети Храмовой горы, третьи сражаются с растленным Западом – именно для его уничтожения, а не из-за своих страданий на родине они отправляются в дальние края.
Западные страны должны беспощадно истреблять террористические группировки, но этим они не выведут террор. Нескольких убитых или отправленных за решетку боевиков сменят сотни и тысячи новых воинов Аллаха, которые пока внимают оголтелым проповедям в мечетях и поддерживают форму, грабя магазины, нападая на евреев в кипах.
Демократические государства не могут запретить своим жителям исповедовать ислам. Но их стратегией должно стать создание заслона исламскому фанатизму, а тактических средств может быть много. Иммиграцию уже во многих местах перекрывают. Давно пора отказаться от мультикультурализма и потребовать от иммигрантов признания языка и ценностей принявшей их страны. Государственную поддержку должны получать только те семьи, в которых взрослые освоили язык и соглашаются на любую предложенную им работу, а дети посещают школу. Следует запретить появление в религиозной одежде в учебных заведениях, в государственных учреждениях. Мечети не должны располагаться в центральных районах городов, а проповедникам пора четко разъяснить: при первой же попытке вещать на политические темы, в духе нетерпимости, они будут отлучены от аудитории и привлечены к уголовной ответственности. Семьи, в которых кто-то был замешан в террористической деятельности, следует лишать гражданства и высылать в страны исхода. Все это потребовало бы ужесточения законодательства европейских стран, но помогло бы привлечь иммигрантов-мусульман к нормальному образу жизни и сократить возможности пропагандистов террора.

Чего не боялись Бен-Гурион и Голда Меир

Израильские «миротворцы» пытаются любыми способами дискредитировать борьбу с террором. Ультралевые деградировали до того, что собирают секретную армейскую информацию и передают ее врагам своей страны.

Яков ШАУС

(www.yacovshaus.com)

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь