Февраль 23, 2017 – 27 Shevat 5777
Попаданцы против евреев

image

Неумелая фантастика или руководство к действию?  

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но нет ничего невозможного для человеческого разума. Если историю сперва хорошенько наклонить, а потом отсослагать со всей широтой русской души, получится очередной шедевр в жанре альтернативной истории (АИ). Сегодня это самое популярное направление в российской фантастике. Здесь возможно все: орды Батыя перемалываются танками и системами «Град», асов люфтваффе пачками валят эскадрильи сверхзвуковых «МиГов», а японцев под Цусимой «умножают на ноль» атомные субмарины под Андреевским флагом. В АИ, например, «альтернативное» переселение евреев в Эрец-Исраэль может выглядеть так:
«Судно замедлило ход и вскоре подошло к берегу… Капитан вгляделся в безжизненный песок и еще раз сверил координаты. Все совпадало с указаниями Его Величества. Он повернулся к старпому:
– Открыть трюмы. Высадить пассажиров.
Через мгновение первые люди показались на аппарели, щурясь от яркого солнца. В пути их не обижали, относились с вежливостью. Кормили тоже нормально. Единственное – держали в неведении относительно точки прибытия… И вот теперь выяснилась цель их путешествия. Кто-то выкрикнул снизу, обращаясь к матросам, глазевшим на них сверху, с переходных мостиков:
– Это Эрец-Исраэль?
– Израиль, Израиль! Добро пожаловать домой, господа иудеи!
Они спешили. Выносили стариков и старух на руках, те, кто помоложе, тащили сундуки. Мамаши пересчитывали детей по головам, пронзительно созывая всех к себе. Наконец, через шесть часов все были выгружены… Ночь неожиданно оказалась холодной, и промерзшие люди ждали солнца с нетерпением. Наконец, настало утро, и пылающий диск показался над бескрайними песками. Высокий раввин воздел руки к облакам, вознося молитву Яхве, а потом решительно двинулся вверх по барханам, вот он взошел на вершину большого песчаного холма и вдруг рухнул на колени в позе отчаяния – внизу, в долине, стоял большой лагерь, от которого уже спешили изможденные оборванные люди. И в глазах их не было ничего человеческого…»
О самом опусе – чуть позже. Пока же в целом о жанре. Главными «сослагателями» в АИ-произведениях являются попаданцы. Этот неологизм образован от слова «попасть»: в другой мир, параллельную реальность, но чаще всего в прошлое. Естественно, с последующим исправлением «ошибок истории». В итоге Россия (СССР) обязательно должна стать всепланетным, а то и галактическим гегемоном.
Традиционное попадание обычно происходит внезапно и незнамо как: шел, упал, очнулся и… – ага! Допускаются также использование машины времени, происки инопланетян или вмешательство высших сил.
Попадают порой налегке, порой с «полным фаршем» – оружием и ноутбуком со всеми знаниями человечества под мышкой. Еще популярны постоянно действующие «порталы», через которые можно таскать в прошлое ништяки из современности.
Попадают как отдельные бедолаги, так и военные части, города, области и даже страны. В частности, группа авторов, творящих под псевдонимом Федор Вихрев, в романе «За Родину! За Путина! Триколор над Рейхстагом» умудрилась отправить в прошлое весь бывший СССР. «Перенос» состоялся аккурат за несколько секунд до нападения Германии. Естественно, гитлеровцы сначала прорываются вперед – население мирного 2012 г., внезапно очутившееся в прошлом, не ожидало такой подлянки. Но потом «антикварных» немцев громит вся мощь армий XXI в.
Кроме материального «попаданства», популярно «духовное» – когда переносится только сознание нашего современника и вселяется в тело «хроноаборигена». В большинстве случаев реципиент – не последний человек (царь, император или генсек).
Попадают в разные времена и эпохи. Чаще всего – на прием к Сталину. Период с начала XIX по середину ХХ в. – тоже ничего. Здесь нужно спасти Нахимова и разгромить союзников под Севастополем, переиграть Русско-японскую войну и водрузить знамя победы над Святой Софией в Стамбуле-Константинополе в 1914-м. Ну и Хрущева расстрелять, само собой.
Образцы «попаданческой» макулатуры одного из гуру жанра Алексея Махрова
Ежегодно выпускаются сотни наименований книг этого жанра, расходящихся миллионными тиражами, а попаданцы давно вышли за рамки литературы. Теперь это большая политика и государственная идеология. С другой стороны – яркий, пугающий и опасный симптом нездорового психологического состояния российского общества.

Фантастика здорового человека и фантастика курильщика
Фантастика как литературный жанр возникла еще в античности, но массовую популярность получила на излете XIX в. Что характерно, изначально она была обращена в будущее. «Первофантасты» хоть и рассказывали о современниках, но это были люди, значительно опередившие время, своим умом и талантами совершающие невероятное. Капитан Немо, например, сам конструирует «Наутилус», а мистер Кейвор в романе Уэллса «Первые люди на Луне» сам строит космический корабль. Как и положено настоящей литературе, авторы вскоре отходят от банального описания супертехники и сосредоточиваются на человеке. Достаточно вспомнить «Возвращение со звезд» и «Солярис» Лема, «Пикник на обочине» братьев Стругацких или «Марсианские хроники» Брэдбери.
В современной России впервые в истории мировой литературы писатели-фантасты отказались от футуризма. Их взгляд обращен в прошлое, и не в простое, а в «альтернативное». Неудивительно, что идеология современной России строится не вокруг направленных в будущее идей и проектов, а исключительно вокруг славного прошлого. Раздувание культа Победы (ничего общего с памятью о героях не имеющее) – ярчайший пример упадка современного российского общества. Можно ли представить, что в далеком 1889-м (то есть спустя 75 лет после взятия русскими Парижа) в тогдашней Российской империи все вращалось бы вокруг победы над Наполеоном? О войне, конечно, помнили. Победой, несомненно, гордились. Но не более. В униформу образца 1812 г. никто не рядился, флешмобы с массовым ношением «ополченческих крестов» не устраивал, на телегах и каретах «На Париж» не малевал.
Причина – не в «беспамятстве». Спустя 75 лет после победы над Наполеоном Россия стала одной из динамично развивавшихся стран, нацеленных в будущее. Великое прошлое превращают в главную идеологию, только когда настоящее плачевно, а будущего нет.
Желание властей РФ отвлечь «пипл» от безрадостного настоящего при помощи «светлого» прошлого легко вписалось в настроения общества, ностальгирующего о колбасе по 2,20 и былом величии. Плюс упор на милитаризацию сознания. Война в попаданческих опусах – захватывающее приключение. Так почему бы читателям не повоевать в реальности, например в Украине или Сирии? Кстати, война против украинцев в подобных книгах – один из популярных сюжетов.
Идея всемогущего попаданца своими корнями уходит в глубинные пласты российского национального характера, описанного в сказке про Емелю и Щуку: ущербный и ленивый пацан, не слезая с печи, достигает всего, чего только можно пожелать. Фабула абсолютного большинства попаданческих романов аналогична. Попаданец оказывается в прошлом и, пользуясь знаниями, технологиями и артефактами будущего, мигом всех побивахом. Причем если у Жюля Верна, Герберта Уэллса и других основоположников жанра главные герои достигают технологического прорыва при помощи собственных талантов и умений, то российские попаданцы выступают исключительно плагиаторами. И дело не только в том, что величие России или СССР прошлого строится на разработанных в будущем западных технологиях. Приписать себе авторство еще ненаписанных произведений давно стало классикой АИ-жанра.
Эталонный попаданец – сирый и убогий «менагер» из офисного планктона, поучающий Сталина (или императора), «как обустроить Россию». Делается это обычно при помощи ноутбука (сборка китайская, процессор и программы – американские), в который закачаны из американского же Интернета всякие полезности: чертеж автомата Калашникова, карты месторождений полезных ископаемых, рецепт пенициллина, устройство атомной бомбы и т. д.
Просветив предков, попаданцы принимаются за уничтожение «врагов России». В первую очередь британцев и янки. В этом контексте симптоматично выглядит интервью главаря террористов т. н. ДНР Александра Захарченко, где он заявил: «Я сейчас не говорю – Киев. На самом деле нужно брать даже не Берлин, нужно его пройти и взять Великобританию… Вот зло всей нашей судьбы российской – это англосаксы» (основатель Донецка Джон Юз пару раз перевернулся в гробу. – Д. П.). Неудивительно, что в доброй половине подобных романов русские (советские) войска уничтожают Британию и разрушают Лондон.
Вместе с англосаксами уничтожаются (или «ставятся на место») их прихвостни – прибалты-фашисты, грузины-русофобы, пшеки-шляхтичи, крымские татары, бандеровцы-хохлы и, естественно, «жиды». Вообще, по канонам жанра главные враги Святой Руси – это англосаксы и «жиды». Все остальные – лишь их грязные пособники. Или враги временные, по недоразумению, как Германия, например. А вот «пиндосы», «наглы» (то есть наглые англы) и «жиды» – враг исконный и вечный.
Главный враг попаданцев – Британия

С точки зрения психологии (а скорее, психиатрии), большинство российских произведений попаданческого жанра – грезы непутевого пацана-аутсайдера, которого не берут в свою тусовку более успешные сверстники. Сидит такое чмо в подворотне и, пуская слюни, сладострастно мечтает о том, что, стань он таким же крутым, как Чак Норрис, Брюс Виллис и братья Кличко, всем самодовольным конкурентам так бы врезал… А Светка, красавица из параллельного класса, после бы бегала за ним, а не за тем мерзавцем – спортсменом и отличником Борей Кацем. При этом мечтатель даже не пытается что-то изменить в реальности.
Ради исторической справедливости отметим, что пионером «попаданческого» жанра был Марк Твен. Его роман «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» увидел свет еще в 1889 г. Но литературный папа Тома Сойера и представить не мог, что его юмористический памфлет породит лавину эпигонства. Хотя западные «альтернативки» – произведения преимущественно комическо-приключенческие, как, например, культовый сериал «Назад в будущее». И главное: герои там шастают по прошлому вовсе не с целью изменить историю, а чтобы сохранить случайно нарушенный статус-кво. Это же видим и в американской кинокартине 1980 г. «Последний отсчет», в которой авианосец «Нимитц» с полным «фаршем» на борту проваливается в прошлое аккурат накануне японской атаки на Пёрл-Харбор. Драматургия блокбастера построена на душевных терзаниях американских «попаданцев»: вмешиваться в ход истории или нет? В итоге моряки отказываются менять прошлое… В целом же в западной фантастике сюжеты на тему АИ почти не востребованы: здоровое общество комфортно чувствует себя в настоящем, уверенно смотрит в будущее и гордится прошлым, не видя нужды его менять. Следует заметить, что и в украинской литературе произведений в жанре АИ немного и написаны они в откровенно юмористическом ключе.

Дмитрий ПОЛЮХОВИЧ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Email This Page

Социальные сети