Июнь 30, 2016 – 24 Sivan 5776
Политкорректность на крови

image

И на сей раз, увы, все было предсказуемо. Не успел начаться священный для мусульман месяц рамадан, как 8 июня два «палестинца», переодевшись ортодоксальными евреями, устроили в тель-авивском развлекательном центре «Сарона» теракт, убив четырех и ранив 16 человек. Представитель ХАМАСа тут же заявил о «первой героической акции священного месяца рамадан, который в этом году станет кошмаром для сионистов». ООН, США и ЕС хотя и выразили дежурное осуждение, тут же переключились на критику израильских властей, которые после теракта временно запретили «палестинцам» въезд в страну. Госдеп США порекомендовал Израилю, чтобы его ответ «был сдержанным и не провоцировал эскалацию напряженности в отношениях с палестинцами». А Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн заявил, что запрет может трактоваться как «запрещенное международным правом коллективное наказание, которое только усилит у палестинцев чувство несправедливости и разочарования». Сами же «разочарованные» в это время в порыве радости отплясывали на улицах Хеврона и Тулькарема, устраивали фейерверки и угощали друг друга сладостями.
Ложь и лицемерие «прогрессивного человечества» по отношению к Израилю – не новость, и вряд ли стоило бы писать об этом вновь, если бы не дальнейшие трагические события.
12 июня в американском Орландо 29-летний этнический афганец Омар Матин открыл огонь по посетителям гей-бара, убив 49 и ранив более 50 человек. В перерыве между этим занятием он успел позвонить в полицию и сообщить, что является приверженцем «Исламского государства». Не сказать, что для полиции это было такой уж новостью (год назад Матина допрашивали по подозрению в связях с джихадистом, взорвавшим себя в Сирии, и даже внесли в список подозреваемых лиц, но отпустили и позволили продолжить работу в охранной фирме), но даже после этого признания президент США, глядя в глаза жертвам теракта и их родственникам, говорил об «акте террора и ненависти», всячески избегая главного определения, характеризующего этот террор. Вместо этого президент в очередной раз обрушил свой гнев на оружейное лобби, мешающее ему ужесточить законодательство об оружии (что в данной ситуации абсолютно неуместно: во-первых, преступник имел право на приобретение оружия в связи со своей профессиональной деятельностью; во-вторых, Национальная стрелковая ассоциация уже неоднократно безуспешно призывала запретить продажу оружия тем, кто находится в списке потенциальных террористов, но это до сих пор не сделано).
Хотя Обама в очередной раз не осмелился назвать исламский террор по имени, мусульманские лидеры решили подстраховаться, объявив, что прихожанин мечети Омар Матин, дважды совершавший хадж в Мекку, – безбожник и посоветовав журналистам «не гоняться за сенсациями». Те охотно послушались, и, когда истинную причину теракта назвал Дональд Трамп, обрушили всю свою ненависть на него. Дошло даже до обвинения потенциальных избирателей Трампа в том, что после декабрьской кровавой бойни в Сан-Бернардино они только и ждали очередной трагедии, которая бы позволила их фавориту на волне народного возмущения овладеть Белым домом, а заодно «очернить» ислам. О попытках инструментализации Трампом теракта в Орландо вслед за американскими дружно заявили и европейские журналисты, как будто кто-то из политиков когда-то занимался чем-либо иным, кроме инструментализации тех или иных событий или слухов для достижения или удержания власти.
Безусловно, можно и нужно дискутировать о заявлениях Трампа, можно любить или ненавидеть его самого, но нельзя отрицать очевидное: именно он называет опасность по имени, в то время как Барак Обама и Хиллари Клинтон призывают бороться с неким абстрактным террором, всячески избегая даже намеков на его общеизвестную связь с радикальным исламом. Но людей, имеющих глаза, уши и мозги, с каждым разом все сложнее убедить в том, что причиной кровавых боен в Орландо, Сан-Бернардино, Бостоне, парижском зале «Батаклан» и кошерном супермаркете, в редакции журнала «Шарли Эбдо» или в тель-авивском развлекательном центре являются гомофобия, трудности интеграции, доступность оружия, несбывшиеся надежды, пережитки расизма или сионистская оккупация. Однако и после очередной трагедии Клинтон бубнит о том, что «мы не должны прибегать к демонизации, демагогии и не вправе объявлять войну целой религии», как будто бывшая глава американской дипломатии не понимает разницы между религией и идеологией.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь