Декабрь 26, 2014 – 4 Tevet 5775
Под солнцем Негева

image

Почему пустыню не стоит превращать в сад и что такое «прикладная блохология»  

Ответы на эти вопросы удалось получить в Институте исследования пустынь. Он разместился в Сде-Бокер, недалеко от кибуца, где жил и работал первый премьер министр Израиля Давид Бен-Гурион. Институт является как бы реализацией завещанного им превращения Негева в культурный, сельскохозяйственный и научный центр страны. Здесь работают и преподают около ста ученых, а количество студентов из разных стран составляет несколько сотен. Экология и гидрология, солнечная и биоэнергетика, ирригация и землеустройство – лишь часть преподаваемых здесь учебных программ.

Лунный пейзаж

В научное учреждение, расположенное в 80 км южнее Беэр-Шевы, мы добирались из Тель-Авива почти два часа. Большую часть пути мы любовались из окон микроавтобуса «лунными» пейзажами. Попавшей в нашу компанию молодой киевской журналистке Ирине он казался нереальным. В ее представлении Израиль – это что-то зелено-голубое, как лес и море. А тут такие суровые и мрачные краски. Но всё равно красиво. Мы согласно кивали головами. Сдержанная прелесть израильских пустынь раскрывается не сразу, но, всмотревшись в нее, уже не можешь отвести взгляд. И потому нам легко было понять поселившихся здесь ученых-земляков, признававшихся в искренней любви к этому необычному краю.
Впрочем, необычным он мог показаться лишь гостям Израиля. Около 60% территории страны занимают такие вот испеченные солнцем пустыни. Сама природа велела поселившимся здесь людям изучить ее, что они и делают в этом научном центре – одном из самых авторитетных в мире институтов, занимающихся пустынями. Такую характеристику дал этому учреждению его научный руководитель профессор Борис Зальцман, вместе с коллегами встречавший нашу пресс-группу. Он специалист в области прикладной математики, занимается разработкой теории переноса ионов и ее практических применений.

Четкая цель

Пока мы знакомились и обменивались визитками, появилась еще одна участница экскурсии, знакомая в Израиле каждому. Как стало ясно позже, министр абсорбции Софа Ландвер привезла журналистов в этот академический оазис с четкой целью. Вскоре в Бар-Иланском университете запланировано проведение Общенациональной академической конференции, где должны быть подведены предварительные итоги 25-летней интеграции в стране научных работников и специалистов, прибывших из бывшего СССР в рамках «большой алии» 1990–2000 гг. За четверть века в Израиль прибыли 12 тыс. ученых высшей квалификации. К сожалению, лишь немногие профессора, доктора и кандидаты наук из бывшего СССР смогли добиться успеха на новой родине.
А вот в периферийном Институте пустыни «русские» занимают почти все штатные научные должности. Перебирая полученные визитки, кто-то из журналистов потрясенно изрек: мол, такого количества «русских» профессоров на квадратный метр научного поля он не мог себе даже представить. Пройдясь же по корпусам и лабораториям, коллега мог бы запросто удвоить, а то и утроить «квадратную» цифру за счет своих земляков из числа исследователей среднего и младшего звена. Вот такая пустыня...
Сама по себе экскурсия по научному центру тоже представляла немалый интерес. Окружающее институт каменистое пространство изучается с точки зрения микробиологии, биотехнологии и гидрологии, выясняется его энергетический, сельскохозяйственный и иной экономический потенциал, взвешивается степень уязвимости его специфической фауны и флоры, необходимость и возможность создания его экологической защиты.

М. МИРСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию