Январь 29, 2016 – 19 Shevat 5776
По кёльнскому счету

image

Ошибка очевидна. Последует ли корректировка? 

Увы, убеждаться в своей правоте приятно далеко не всегда. Не прошло и нескольких месяцев после того, как мы примерно очертили будущие проблемы Германии, преданной канцлером, как эти прогнозы начинают сбываться. И если 5 сентября 2015 г. станет для будущих историков точкой совершения руководителем ведущей европейской страны непростительной политической ошибки (выберем эту мягкую формулировку), то 31 декабря 2015 г., хочется надеяться, знаменует собой день, после которого мы перестанем массово лгать друг другу и молча сносить ложь политиканов и их полезных идиотов. Это вовсе не значит, что нам всем нужно тут же записываться в правопопулистскую партию «Альтернатива для Германии» или, того хуже, идти в колоннах изначально упустившего свой конструктивный шанс движения жителей того или иного города «против исламизации Запада». Просто нужно научиться думать

Все уже понимают ошибку Меркель, но не все готовы это признать

Думать – это значит не повторять затверженные благие лозунги и мантры, а анализировать последствия действий и быть готовым нести за них ответственность. Но анализировать можно, когда видишь альтернативу. Когда же любой критикующий политику «партии и правительства» объявляется фашистом и врагом человечества, рано или поздно происходит Кёльн…

«...Условимся друг друга любить что было сил»

К тому моменту, когда выйдет этот номер, с новогодней ночи пройдет уже месяц, так что нет смысла подробно излагать случившееся. Тем более что единой картины нет, что уже говорит о низком уровне защиты безопасности граждан в германском общественном пространстве.
Опуская подробности, можно сказать, что в ряде крупных городов, прежде всего в Кёльне, толпы разгоряченных и частично подвыпивших молодых людей в возрасте от 15 до 35 лет, многие из которых, по показаниям свидетелей, были «североафриканской и арабской внешности», договорившись, как утверждают нынче следователи, в социальных сетях, устроили своего рода охоту на женщин, оскорбляя их словами и действиями сексуального характера, а также лишая многих из них кошельков, хенди и других ценных вещей. Только в Кёльне в полицию поступило более 650 заявлений, в том числе два – об изнасиловании.
Версий того, почему полиция не смогла обеспечить безопасность граждан, много, и все они сомнительны. То полицейские говорят, что из-за многолюдной толпы не видели инцидентов. Этому противоречат реакции в социальных сетях, которые начали появляться еще за несколько часов до полуночи, а также сообщения о целенаправленном «обстреле» петардами Кёльнского собора во время вечернего богослужения. Затем полицейские признаются, что проверяли документы у многих безобразников, и действительно многие из них были беженцами, которые откровенно глумились над слугами правопорядка, разрывая у них на глазах свои свидетельства о регистрации и меняясь одеждой, чтобы не быть опознанными на записях камер видеонаблюдения. Тех же, кого удалось задержать, вскоре отпустили, так как в полицейских участках уже не было мест для их содержания под стражей. На следующий день начальство федеральной и местной полиции спорит о том, кто не запросил или не предоставил подмогу…
Вездесущая пресса, которая обычно смакует мельчайшие подробности банальных происшествий, на сей раз безмолвствует. Как поясняют некоторые издатели, в новогоднюю ночь людей в редакциях мало, а тут еще в 22.40 поступило сообщение о возможном теракте в Мюнхене, которое вся германская пресса якобы кинулась проверять, оставив без внимания остальные участки. Правда, почему, скажем, кёльнскую прессу это интересовало больше, чем события в собственном городе, непонятно.
После первого благодушного пресс-релиза, выпущенного 1 января, полиция вечером 2 января выпускает сдержанный релиз о происшедшем, в котором упоминает о возможном «североафриканском происхождении» правонарушителей. Но крупнейшее германское информационное агентство, скованное то ли внутренней цензурой, то ли ложными представлениями об объективности, решает не упоминать это в своем сообщении, дав лишь ссылку на полицейский пресс-релиз.
В германских редакциях сидят не дураки. Их учили в университетах, что упоминание о «североафриканской внешности» – это расизм. К тому же все знают, как в последние месяцы в Германии принято сообщать о беженцах. Поэтому никто не рвется проявить самодеятельность, дабы не сердить начальство. В итоге местные СМИ впервые написали о случившемся 2 января, не упомянув об участии в инциденте беженцев и соискателей убежища. Лишь когда вечером 3 января Сеть переполнилась возмущением, замалчивание стало опасным. Но и после этого многим понадобились еще сутки на «проверку фактов», так что их публикации появились уже после того, как 4 января полиция вынуждена была сделать официальное сообщение. Критику в адрес СМИ председатель Союза германских журналистов Франк Убераль отметает убийственным аргументом: «Сообщения о подозрении, не подкрепленные солидными расследованиями, не только противоречат принципам профессиональной журналистики, но и весьма опасны с внутриполитической точки зрения». Наверное, это из-за высокого профессионализма редактор телеканала Phoenix предупредил приглашенного для дискуссии известного криминолога Кристиана Пфайффера: «Только не говорите о беженцах!»

«…Вы слышите, как жалко и безнадежно как...»

Несмотря на усилия профессионалов, обет молчания продержался всего пару дней. Этого хватило, чтобы руководитель кёльнской полиции (теперь уже бывший, как и ее пресс-секретарь) заявил о «преступлениях нового масштаба» и признался, что из первых 15 задержанных – 14 сирийцев и один афганец; министр внутренних дел Северного Рейна – Вестфалии – пообещал не допустить, чтобы «североафриканские мужчины организовывали группы, нацеленные на сексуальное унижение беззащитных женщин»; обер-бургомистр Кёльна – порекомендовала женщинам во время предстоящего карнавала вооружиться «знаниями о правильном поведении, дабы исключить нападения, подобные происшедшим» и не приближаться к незнакомым мужчинам ближе чем на расстояние вытянутой руки; глава МВД ФРГ – обвинил кёльнскую полицию в непрофессионализме; министр юстиции – заявил о недопустимости дискредитации беженцев, а канцлер – назвала нападения отвратительными и призвала «сделать все возможное, чтобы как можно скорее найти виновных и наказать их, независимо от их внешности, страны происхождения и положения».
После этого плотину прорвало. Еще вчера политкорректные полицейские признавались перед камерами, что так называемый «трюк с подтанцовкой», использованный молодчиками на площади перед кёльнским вокзалом и Домским собором, уже несколько лет известен полиции, как и тот факт, что его используют выходцы из Северной Африки (хотя пять лет назад о подобных происшествиях и даже массовых изнасилованиях на каирской площади Тахрир во время «арабской весны» много сообщали). Более того, еще в июне 2014 г. полиция Дюссельдорфа подсчитала, что подобным «промыслом» в городе занимается более 2200 человек, в основном марокканцев.
Защитники правопорядка призывали граждан не делать из них козлов отпущения, а подумать о том, что перманентно сокращаемому стараниями политиков личному составу полиции приходится решать все более широкий спектр задач. И при этом по указанию начальства молчать, например, о том, что чаще всего карманные кражи совершают североафриканцы. Не возмущаться тем, что совершение подобными людьми преступлений не влияет на получение ими искомого статуса. Молчать о недоверии к официальной полицейской статистике, которую, возможно, подтасовывают в угоду политическим потребностям. О том, что с каждым месяцем молодые мигранты становятся все более дерзкими, а беженцы лишь усугубляют ситуацию (правда, с 1 января совершаемые ими преступления должны учитываться отдельно).
А глава профсоюза полицейских Райнер Вендт заговорил о серьезной проблеме: «Я совершенно не уверен в том, что за нападениями в Кёльне последует хоть один обвинительный приговор». В подтверждение его слов Spiegel публикует репортаж с суда над двумя «подтанцовщиками»-марокканцами, соискателями убежища. Как издевательство над правовым государством выглядит не только сам процесс, но и приговор двум рецидивистам: по неделе ареста в тюрьме для несовершеннолетних.

«Заплакали сеньоры, их жены и служанки…»

В полный голос заговорили известные юристы. Бывший президент Федерального конституционного суда Ханс-Юрген Папир назвал неограниченную иммиграцию в страну ошибкой и заявил: «Еще никогда в истории ФРГ пропасть между правом и реальностью не была столь глубокой». По его мнению, канцлер обязана изменить свою политику: четко отделять жертв войны от экономических беженцев, обеспечить охрану границ, отменив на время действие Шенгенских соглашений, и прекратить нелегальный въезд в ФРГ. С коллегой согласен и бывший судья Федерального конституционного суда Удо ди Фабио, который по поручению баварского ХСС подготовил экспертное заключение, подтверждающее нарушение канцлером Основного закона. Экс-председатель Конституционной судебной палаты Северного Рейна – Вестфалии Михаэль Бертрамс называет позицию Меркель «попросту ошибочной», а ее политику в области приема беженцев – «абстрактной», не учитывающей ситуацию в стране и настроения граждан. «В нашей представительной демократии все серьезные решения, особенно так сильно влияющие на бюджет, находятся в руках всенародно избранных депутатов», – подчеркивает юрист, настаивая на том, что действия канцлера являются узурпацией власти.
Известный правовед и бывший министр обороны ФРГ Руперт Шольц категорически отметает все заявления Меркель о невозможности ограничить число принимаемых страной беженцев, напоминая о том, что право на убежище является индивидуальным, поэтому массовые неконтролируемые потоки людей через границу, равно как и заявления типа «Мы примем всех беженцев из Сирии» нарушают Конституцию.
Кёльнский профессор права Кристиан Хильгрубер напоминает, что защиту в смысле Женевской конвенции беженцы получили уже в лагерях на территории соседних с Сирией стран. Далее – строго формально – речь идет не о соискании убежища, а об экономической иммиграции.
Авторитетный политолог Эльмар Визендаль подчеркивает опасность подавления либертарианско-гуманистическим лагерем дискуссии о правильности политики канцлера. При этом «врагами режима» объявляются не только правые экстремисты и неонаци, но и трезвомыслящие прагматики, озабоченные будущим своей страны и открытые для обсуждения альтернатив нынешнему безумию и беззаконию.
Эрхарт Кёртинг, 14 лет возглавлявший в Берлине сперва органы юстиции, а затем – внутренних дел, уверен: «Ангела Меркель ведет нас к хаосу… Всего за несколько месяцев желавшая, как лучше, но беспомощная канцлер превратила ФРГ из прилично организованного правового государства в государство, где из неверно истолкованных гуманистических соображений частично отменена правовая организация». Опытный политик предупреждает: «Если из ложно понимаемой любви к ближнему, политкорректности мы перестанем соблюдать нормы правового государства, то утратим его. Наши политики и наши СМИ полны сочувствия к индивидуальным судьбам беженцев. Это понятно. Непонятно замалчивание проблем. Тот, кто их скрывает, как это делает канцлер, порождает правый радикализм и гробит правовое государство». Эту оценку подтверждают появляющиеся ежедневно сообщения о митингах правых популистов, о нападениях на беженцев, создании гражданами отрядов самообороны, взрывном росте продажи газовых баллончиков, электрошокеров и травматического оружия. Так люди реагируют не только на кёльнские события, но и на сообщение полицейского руководства о том, что проверке документов (будь то настоящие или поддельные) на границе подверглись не более 10% проникших в страну. Или на информацию об убитом в Париже террористе, который годами проживал под семью именами в разных европейских странах, в том числе в ФРГ, и неоднократно сидел в германских тюрьмах, но в итоге, будучи выпущенным на свободу, кинулся на французского полицейского с топором для рубки мяса. Или на появляющиеся ежедневно сообщения о конфликтах с участием беженцев.
За происходящим в Германии пристально следят и за ее пределами, о чем свидетельствуют статьи в различных изданиях, причем не только консервативных. По мнению колумниста леволиберальной New York Times, «Меркель должна уйти в отставку, чтобы предотвратить необходимость для страны и континента платить еще более высокую цену за ее упрямство». Британская The Sunday Times утверждает, что ей «всегда было понятно, что проводимая Меркель политика открытых дверей наивна», и подчеркивает, что политика приема ограниченного числа сирийских беженцев, которую выбрал британский премьер, куда лучше, чем решение Меркель, за которое всем еще придется расплачиваться. А французская Atlantico призывает взглянуть на соотношение мужчин и женщин среди беженцев. Для примера: в Швеции в 2015 г., с учетом прибывших, на 100 девушек 16–17 лет приходится 123 парня того же возраста. Это превышает показатели Китая (117 к 100), где ранее наблюдался самый сильный половой дисбаланс. Ссылаясь на американского эксперта Валери Хадсон, издание пишет о возможных беспрецедентных последствиях для европейского общества: росте насилия, агрессии и организованной преступности. Atlantico замечает, что лишь Канада учла этот факт: она предоставляет убежище только женщинам, детям в сопровождении взрослых и семьям из Сирии, перекрыв дорогу неженатым мужчинам.

«И только ты молчала... и головой качала…»

После событий в Кёльне наконец громко зазвучали альтернативные мнения, а СМИ наполнились не слишком приятной канцлеру информацией. То, что Меркель пыталась замалчивать, стало очевидным: благодаря отсутствию у нее стратегии, а также ее необдуманным (мягко говоря) действиям государство утратило контроль над происходящим на его территории, не может обеспечить безопасность своих граждан и их бесконфликтное сосуществование. Обещания, что беженцы станут мотором экономики, сменились признаниями, что толпы плохо образованных людей годами останутся получателями пособий, а уровень требований в школах придется понизить. Появились данные социологических опросов, которые свидетельствуют: 70% опрошенных не верят в то, что государство сможет обеспечить беженцев жильем (а 77% опасаются, что и для них самих поиски квартиры станут сложнее); 63% убеждены, что полиция не готова к возросшим нагрузкам; 70% полагают, что затраты на беженцев вызовут экономию государственных средств в других областях; 77% не видят для беженцев достаточных возможностей на рынке труда; 60% опасаются роста преступности, 85% – роста правого экстремизма, 68% – терактов, а 45% уверены, что большинство беженцев прибывают в страну без должных оснований. В результате 61% респондентов высказался за ограничение приема беженцев, 57% – за восстановление контроля на границах, а более 80% – за ужесточение антитеррористического законодательства. Три четверти опрошенных считают, что иммигранты, попадающие в страну, должны принимать на себя обязательство уважать ее традиции и ценности. Доля тех, кто считает, что экономическая польза от приема беженцев превышает связанные с этим затраты, сократилась до 16%, а уверенных, что политика Меркель принесет Германии дополнительное уважение в мире, – до 20%.
В этой связи многих удивляет отсутствие видимой реакции канцлера (речь идет о принципиальной позиции, а не об имитации деятельности). Тем более, что даже партнеры по коалиции в лице председателя парламентской фракции СДПГ Томаса Оппермана обвинили Меркель в том, что она «лишает консервативно настроенных граждан их политической родины» и гонит их, как и многих до сих пор не участвовавших в выборах, в стан AfD.
В действительности видный социал-демократ больше волнуется, конечно, не за граждан, а за свою партию, которая также не имеет стратегии выхода из нынешнего кризиса. Ведь, вопреки досужим разговорам о том, что «теперь Меркель больше не изберут», шансы канцлера остаться у власти сегодня велики как никогда. И в этом, возможно, одна из разгадок ее спокойствия. Все объясняется партийной комбинаторикой. Ведь рост популярности AfD, рейтинги которой сопоставимы с популярностью «зеленых» и «левых» (более 10%), делают невозможным формирование «красно-красно-зеленого» правительства. При любом исходе выборов правительство может быть сформировано только при участии блока ХДС/ХСС, который, вероятно, получит наибольшее число мест в Бундестаге и будет выдвигать канцлера. На вытоптанной Меркель политической «поляне» альтернатив не видно, так что смена главы правительства может произойти лишь с согласия Меркель. Пока же ее партия может вести двойную игру. С одной стороны, добиваться принятия жестких внутрипартийных решений, аргументируя их конкуренцией c AfD. С другой – и далее вербально бороться с AfD, толкая в ее ряды еще больше приверженцев и ослабляя своих политических противников. Первые плоды этой стратегии мы увидим совсем скоро: 13 марта состоятся выборы в трех федеральных землях (Баден-Вюртемберг, Рейнланд-Пфальц и Саксония-Анхальт), и, вероятно, AfD окажется во всех трех ландтагах.

«Мы все начнем сначала...»

Что же касается федеральных выборов, то до них еще полтора года, в течение которых канцлер и правящая коалиция должны демонстрировать гражданам свою дееспособность. За отсутствием таковой часто приходится прибегать к симуляции бурной деятельности.
Первым ее раундом стала безуспешная попытка решить проблему на европейском уровне, которой предшествовал унизительный визит Меркель в Турцию. Собравшись после этого на саммит, европейские лидеры не смогли договориться ни о чем. Ни о реальной защите внешних границ Шенгенского пространства; ни о платежах Турции, обещавшей сдерживать поток сирийских беженцев в Европу; ни об обещанном Анкаре ежегодном приеме 50 тыс. беженцев, находящихся ныне в Турции; ни о мероприятиях по снижению террористической угрозы; ни о сооружении на внешних границах ЕС дополнительных пунктов первичной регистрации беженцев (из 11 запланированных на 2015 г. не открыт ни один); ни об ужесточении практики высылки беженцев, заявления которых о предоставлении убежища отклонены (в настоящее время приводится в действие лишь 39% решений о высылке). В качестве иллюстрации бесполезности принимаемых в Брюсселе решений может служить такой факт. В минувшем году по предложению Еврокомиссии большинство европейских стран поддержали программу перераспределения 160 тыс. уже находящихся в Европе беженцев. За год общими усилиями удалось перераспределить… 272 человек.
В общем, прикрываться Европой становится все более неудобно, а на нынешний год эксперты прогнозируют приток в ЕС более 1,8 млн беженцев. А тут еще, как назло, Кёльн… Вот и приходится канцлеру, заручившись поддержкой социал-демократов, делать хорошую мину при плохой игре и обещать гражданам резкое ужесточение законодательства в отношении соискателей убежища, совершивших правонарушения. Новые законы, в спешке принятые Бундестагом 14 января, обещают улучшение обмена информацией между федеральными землями и различными ведомствами, выдачу беженцам уже при первичной регистрации защищенного от подделок удостоверения с отпечатками пальцев. Предполагается введение для беженцев ограничения местожительства (до сих пор они, в отличие, например, от еврейских иммигрантов, были свободны в этом), а также более действенный учет правонарушений соискателя при решении вопроса о предоставлении ему убежища (в настоящее время отказывать соискателю в убежище и высылать его из страны можно лишь, если он приговорен не менее чем к трем годам лишения свободы, да и с рядом дополнительных условий) и более жесткие правила высылки тех, чье заявление отклонено.
Следующий пакет законов, уже готовых к рассмотрению, предполагает, в частности, ограничение воссоединения семей для беженцев, пользующихся не индивидуальной, а так называемой субсидиарной защитой (к их числу относятся и большинство сирийских беженцев, хотя правительство может сделать для них исключение).
Большинство экспертов сомневается в том, что принятые законы изменят ситуацию. Во-первых, Женевская конвенция о беженцах не допускает высылку людей, которым отказано в убежище, в страны, охваченные гражданскими войнами, или в государства, где им угрожают репрессии. К тому же страна, в которую власти ФРГ намерены депортировать отвергнутого беженца, должна быть согласна его принять, что случается нечасто (а вот беженцы, скрывающие страну своего действительного происхождения, – не такая уж редкость). Во-вторых, есть множество способов с помощью адвокатов, врачей и прочих «добрых людей» на долгие годы отсрочить высылку. В-третьих, ряд новых законоположений входит в противоречие с Женевской конвенцией, так что не исключена их последующая отмена в судебном порядке.
Практики полагают, что и существующих законов достаточно для поддержания правопорядка в стране, но их нужно безжалостно применять ко всем, не проявляя при этом ложное человеколюбие. Кроме того, правосудие должно быть оперативным, а наказание за совершенное преступление – соразмерным и неотвратимым. Данных относительно беженцев и соискателей убежища в этом плане нет, но недавно правительство сообщило, что на 15 сентября 2015 г. остаются неисполненными 450 судебных решений в отношении 372 преступников-неонаци. Годом ранее таких решений было «всего» 268.
В кибернетике существует сформулированный Уильямом Россом Эшби закон необходимого разнообразия: разнообразие управляющей системы должно быть не меньше разнообразия управляемого объекта. Нынешняя практикуемая в ФРГ политика, построенная лишь на лозунге «Wir schaffen das!» и игнорирующая реалии, противоречит фундаментальному закону управления, а потому изначально обречена на крах. Кёльн впервые показал это отчетливо. Можно не сомневаться в том, что следующий «свисток» не заставит себя долго ждать. Наша уверенность в этом базируется не на том, что, как полагают некоторые обращающиеся в редакцию критики, мы занимаем антиисламские позиции. Внимательный читатель мог заметить: до этого места в статье ни разу не использовались слова «ислам» и «мусульманин». Но если мы живем и хотим продолжать жить в демократической стране, то ее законы не должны нарушать ни беженцы, ни канцлер ФРГ. В настоящее время они это делают, что неизбежно будет иметь негативные последствия.
Надежда лишь на то, что германское общество все-таки более устойчиво, чем может показаться, и в ближайшее время не скатится к силовому решению политических проблем. Однако если нынешний темп притока беженцев будет сохраняться, то возникновение социально-экономических проблем и параллельного общества неизбежно, и тогда никакие политические мантры слишком много возомнивших о себе политиков не помогут сохранить общественное спокойствие.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь