Май 27, 2016 – 19 Iyyar 5776
Пионер российского джаза

image

К 125-летию со дня рождения Валентина Парнаха  

Таганрог – старинный русский город на берегу Азовского моря, воздвигнутый по воле Петра I в конце XVII в. как город-крепость, город-порт. Изначально население Таганрога формировалось за счет «работного люда». Оседали здесь и беглые каторжники, и бедствующие крестьяне, и донские казаки. Поэтому этнический и национальный состав города был разношерстным. Так, в 1860-е гг. здесь, кроме русских и украинцев, проживали 3000 греков, 640 евреев, 200 итальянцев, 130 армян, 100 немцев, 40 французов, 15 англичан.
Первые еврейские семьи поселились в Таганроге в 1806 г. Массовое же заселение города евреями началось в 1840-х гг. Это были преимущественно ремесленники и кантонисты. За ними потянулась беднота из западных районов России. Через 50 лет соотношение по национальному признаку жителей Таганрога из числа мещанского сословия было уже иным: русских числилось 30 636, греков – 2769, евреев – 2031, немцев – 576, армян – 181, поляков – 109. А в советские времена, по переписи 1939 г., в городе проживали 3014 евреев. Явного антагонизма между ними и представителями других национальностей тогда не наблюдалось: в Таганроге не было ни еврейских погромов, ни публичных антисемитских выступлений.
Беспрепятственно евреи жили в Таганроге до 1887 г.: после присоединения города к Области Войска Донского право на жительство получили лишь приписанные к местным еврейским обществам, а также врачи, ветеринары и военнослужащие. Но выселение коснулось лишь отдельных таганрогских евреев. А 15 августа 1915 г. городская Дума поручила управе ходатайствовать перед соответствующими учреждениями о предоставлении евреям права постоянного жительства в Таганроге. К тому времени в городе уже звучали имена известных врачей, провизоров, юристов, банкиров, промышленников, деятелей науки и культуры.
Одним из них был аптекарь Яков Соломонович Парнох, в семье которого 27 июня (по другим данным – 15 июля) 1891 родились сын Валентин и дочь Елизавета. В семье росла еще и старшая пятилетняя дочь Соня. Александра Абрамовна, жена Якова Соломоновича, умерла при родах.
В доме на углу Иерусалимской улицы и Итальянского переулка, где жила образованная и зажиточная семья,
царила светская атмосфера: здесь не давали детям ветхозаветных имен и не вдалбливали им Талмуд. В семье часто говорили по-французски, любили Бодлера и Верлена, а историю греков и римлян читали в оригинале.
Все дети Парнохов были наделены разнообразными талантами. Соня начала писать стихи в шесть лет, Валентин – в девять, не отставала от них и Елизавета. Валентин рос тихим, худеньким и нервным ребенком. Будучи наполовину сиротой, он с детским максимализмом ненавидел все вокруг: сначала мачеху (отец вскоре после смерти супруги женился на своей экономке), затем гимназию и, наконец, Россию. Ребячьи игры его не привлекали, единственным убежищем для него стала отцовская библиотека, где мальчик часами просиживал, читая классическую поэзию, книги по искусству и истории.
Юношеские годы Валентина совпали с движением символистов, открывших Серебряный век русской поэзии. Он читал творения новейших русских поэтов, увлекался модернистскими экспериментами. Как сам признавался, был «совершенно заражен поэзией Александра Блока».
Жизнь Парноха-подростка была насыщена культурой. Он часто посещал концерты и оперу. Поступление в гимназию рассматривал как преодоление первого жизненного препятствия. Школьный опыт привел его к этническому отчуждению, чего, например, не случилось с его сестрой. Соня считала брата «невротиком», преувеличивавшим степень антисемитизма в своем окружении. Позже Валентин записал: «В гимназии я провел восемь лет, и все эти восемь лет я был единственным евреем среди русских и греков моего класса. Царские казенные гимназии были, скорее, казармами, учителя – самодурами и невеждами».
Алексеевскую мужскую гимназию он окончил первым учеником, с золотой медалью. Это дало Валентину возможность в 1912 г. поступить на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, где он занял одно из 45 мест, определенных для евреев процентной нормой. Параллельно с учебой Парнох изучал музыку под руководством М. Ф. Гнесина и занимался драматическим искусством в студии В. Э. Мейерхольда. По рекомендации А. Блока стихи юноши были в 1914 г. опубликованы в журнале Мейерхольда «Любовь к трем апельсинам».
Накануне Первой мировой войны Валентин Парнох отправился во Францию и в Палестину, чтобы убежать от войны, от своей ненависти к России и вновь обрести этнические корни. Весть о начале войны застала его в Бейруте. Путешествия по Ближнему Востоку и Италии нашли отражение в сборнике стихов «Самум» (1919).

Виктор ВОЛОШИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь