Март 30, 2018 – 14 Nisan 5778
Песни еврейской души

image

6 апреля исполняется 95 лет со дня рождения Мерны Бейгельман – младшей из знаменитых сестер Бэрри  

Имена Мерны и Клэр Бэрри, бесспорно, хорошо знакомы многим. Среди наших бывших соотечественников, пожалуй, не найти тех, кто никогда бы не слышал волнующих душу песен на идише, исполняемых этим замечательным дуэтом.
Сестры Клара (Клэр, 1920–2014) и Минни (Мерна, 1923–1976) Бейгельман появились на свет в Америке, в Нью-Йорке. Родителями их были еврейские иммигранты. Дедушка по отцовской линии жил в Киеве, на Подоле, и был потомственным булочником: пек хлеб и бублички – бейгелэх. Отсюда, скорее всего, произошла их фамилия – Бейгельман.
«Папу звали Хаим. Он родился в Киеве, – рассказывала Клэр о своей семье. – Мама Эстер приехала из Австрии. Она знала несколько языков, и, конечно, они с папой, как и мы все, говорили на идише. Поселились родители в Бронксе. Там родились мы с Мерной и две другие наши младшие сестры – Сейл и Джули. Семья наша была очень дружной. Мы всегда и везде были вместе».
В семье очень любили петь, и девочки, имевшие абсолютный слух, постоянно напевали, подхватывая на лету любую мелодию. Телевидения в то время еще не было. «Окном в мир» для семьи Бейгельман и тысяч других иммигрантов была еженедельная еврейская газета «Форвертс». «Для нас с Мерной таким „окном в мир“ было WEVD – еврейское радио „Форвертса“. По воскресеньям с одиннадцати до трех мы буквально замирали у радиоприемника, впервые услышав знаменитые „Папиросы“ и „Бублички“. На радио была и музыкальная программа, в которой дети пели и играли на инструментах. Увидев, с каким восторгом мы слушаем еврейские песни, мама решила: почему другие дети могут выступать, а мои девочки, которые поют не хуже, – нет? И повела меня на радио на прослушивание. После этого Николай Заславский, руководитель музыкальной редакции на радио, который отбирал детей, сказал мне: „Приходи в воскресенье“. Это означало – на выступление. Радости моей не было предела. Я, конечно, очень волновалась, но папа, который повел меня туда, волновался не меньше. „Сейчас Клара Бейгельман споет нам песню „Папиросы“, – объявил Заславский. Это было мое первое выступление». Так она начала выступать на радио, исполняя еврейские песни.
Мама была счастлива – мечта ее сбылась. Она понимала, что девочку нужно учить музыкальной грамоте. Они вместе отправились в музыкальный магазин, где подобрали ноты для исполнения народной песни на идише «Либстэ майнэ» («Моя самая любимая»). Затем мама пошла к родителям подруги Клэр, Беллы Коэн, которая брала уроки игры на пианино. «Сколько вы за это платите?» – спросила она маму Беллы. «50 центов за урок», – ответила та. «Я буду платить вам 25 центов за урок, и пусть ваша дочь учит мою». «И Белла стала учить меня тому, чему только что научилась сама, за 25 центов», – рассказывала Клэр.
Когда Клэр было одиннадцать лет, а Мерне – восемь, они впервые начали выступать вдвоем, что положило начало блестящей музыкальной карьере их дуэта. Помог этому случай. Однажды Николай Заславский объявил, что хочет отобрать для новой детской программы трех девочек, которых собирается обучить музыкальной грамоте, а за выступление каждая из них будет получать гонорар по пять долларов. Семья Бейгельман не относилась к состоятельным. «Для меня это было настоящим богатством», – рассказывала Клэр. К ее удивлению, она тогда оказалась в числе отобранных, и, хочешь не хочешь, ей пришлось осваивать нудную музыкальную грамоту. «Я бы давно бросила это занятие, – уверяла она, – если бы не обещанный гонорар».
Вскоре соседская девочка сообщила ей, что они переезжают, а пианино не могут взять с собой в новую квартиру. «Я побежала домой и говорю маме: „Марион уезжает, и я хочу иметь их пианино“, – вспоминает Клэр. – Мама ответила, что у нас нет денег, а я плакала и упрямо повторяла ей: „Я хочу пианино!“» Через день, вернувшись домой, Клэр увидела пианино, стоящее в большой комнате. «И мама сказала мне: „Я хочу, чтобы ты научила петь Минни“», – продолжает она.
Для старшей сестры это было непростым делом: в то время Мерна не проявляла к пению никакого интереса. «Тогда я сказала ей: „Слушай! Ты должна научиться. Не ради меня – ради мамы“. И сестра сдалась... Я стала ее учить, и потом мы с Мерной всегда, глядя на портрет мамы, говорили: „Мамочка, спасибо тебе! Это только твоя заслуга в том, что мы стали петь и известны во всем мире“».
С 1932 г. обе сестры были участницами детской радиопередачи «Дядя Норман» на радиостанции WLTH, где их дуэт был известен под названием «Сестры Бейгельман». В 1940–1960-е гг. они были постоянными участниками нью-йоркского радиошоу «Идишские мелодии в стиле свинга», которое вел известный американский композитор Сэм Медофф. «Нам показалось гармоничным исполнение еврейской мелодии в стиле свинга», – рассказывала Клэр. Девочкам предстояло всерьез заниматься вокалом. Певец Мойше Ойшер, идишская звезда, взял в то время сестер под свое крыло, научив их петь на идише в стиле свинга.

Эстер ГИНЗБУРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь