215 лет назад родился Мориц Оппенхайм  

В течение многих столетий живопись не входила в культурный арсенал еврейства. И прежде всего потому, что евреям не следовало заниматься теми видами изобразительного искусства, которые, согласно второй из десяти заповедей, подпадали под религиозный запрет создавать изваяния и изображения. Однако с XVII столетия некоторые богатые германские евреи из числа тех, кто приобщался к внешним атрибутам образа жизни верхов немецкого купечества и аристократии, заказывали свои живописные портреты. А по мере усиления эмансипационных тенденций, с начала XIX в., отдельные евреи и сами становились художниками. Но это, как правило были крестившиеся евреи. Первым же крупным живописцем, который всю жизнь оставался верным еврейству и в жизни, и в творчестве, был Мориц Даниэль Оппенхайм.

Мальчик из гетто

Он родился в 1800 г. в еврейском гетто города Ханау, расположенного неподалеку от Франкфурта-на-Майне. Семья была небогатой и верной религиозным традициям. С четырех лет мальчик посещал хедер. Когда Морицу было шесть лет, в город вступили французы. Гетто было уничтожено, евреи почувствовали себя свободными.
Родители, особенно мать, несмотря на религиозность, стали приобщаться сами и приобщать детей к светской культуре. Мальчик вместе с матерью нередко посещал театральные представления, которые оставляли в его душе глубокие впечатления. Родители хотели, чтобы их младший сын стал врачом, к чему в то время стремились многие молодые евреи. Поэтому Морица отдали в немецкую гимназию. Но у него рано проявились способности к рисованию, и родители не препятствовали их развитию. Юноша блестяще окончил местную академию рисунка, став любимцем ее ректора, и продолжил образование во Франкфурте-на-Майне. Затем было приобщение к живописи в Мюнхене и Париже. Но страной, которая влекла европейских художников, была Италия. И 21-летний Мориц направился в Рим.

Уроки Рима

В Вечном городе Оппенхайм встретил группу молодых немецких художников еврейского происхождения, которые жили общиной и называли себя «назарейцами». Среди них были Филипп Файт (сын от первого брака писательницы Доротеи Шлегель, дочери Мозеса Мендельсона), ставший впоследствии директором Франкфуртского института искусств; Вильгельм Хензель, будущий известный художник (женатый на внучке М. Мендельсона Фанни, родной сестре знаменитого музыканта Ф. Мендельсона-Бартольди) и др. Все они, приняв католицизм, отвергали светский характер искусства и объявляли возрождение религиозного искусства в духе Рафаэля и мастеров XV в., в том числе и немецких, средством нравственного преображения людей. Оппенхайм первоначально поддался их влиянию: перестал строго соблюдать кашрут, расстался с постоянным головным убором, сбрил бороду, да и в творчестве начал следовать «назарейцам». Им было создано несколько картин на сюжеты из Нового завета, лучшей из которых считается «Сусанна и старцы». Однако многократные предложения сменить религию, исходившие от крестившихся друзей, он решительно отвергал.

Аркадий ЦФАСМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию