Ноябрь 26, 2015 – 14 Kislev 5776
Перетц и Пестель

image

От декабристов – до «Черной сотни»  

Из поколения в поколение одними из самых возвышенных фигур русской истории считались декабристы, 190-летие неудавшегося восстания которых отмечается в этом году. От Пушкина до Герцена, от Лихачева до Галича – все с восторгом относились к этому «духовному сообществу интеллигенции». Думаю, что никому из вышеперечисленных «властителей дум» не приходило в голову исследовать отношение декабристов к евреям.
Между тем им приходилось учитывать, что в империи проживает около 2 млн евреев, и искать для них место в своих планах обустройства Отчизны. В этой связи уместно вспомнить историю декабриста Григория Перетца – единственного еврея (конечно, крещеного) в составе тайного общества, выходца из прославленного еврейского рода с пятивековой историей.
Попав юношей в Петербург, Гирш Перетц благодаря связям своего чрезвычайно богатого отца получил чин титулярного советника и место в канцелярии государственного казначея, что положило начало его карьере. Молодой человек жаждал приобщиться к свету: посещал балы, великосветские компании. Но в 1811 г. его не приняли в элитарную масонскую ложу на том основании, что «христианская ориентация масонства исключает допуск в него иудеев».
В 25 лет вместе с отцом он крестился и, став Григорием Перетцем, получил пропуск в масонскую ложу, да и не только туда. У графа Милорадовича, где Григорий служил, он познакомился с Федором Глинкой. Феликс Кандель в «Книги времен и событий» пишет о том, что по рекомендации Глинки Перетц был принят в тайный кружок. «Намерения мои клонились единственно к общему благу... – сообщит он впоследствии следователю. – Корысти и честолюбия не было. Именно говорил я однажды с Глинкой, что на случай успеха не искать ничего, а, напротив, оставаться в том же положении, в каком тогдашние обстоятельства кого застанут».
Григорий так проникся идеями, витавшими в то время в воздухе российской столицы, что стал единственным крещеным евреем (некрещеных туда вряд ли взяли бы), примкнувшим к декабристам. Кстати, именно по его предложению паролем общества стало ивритское слово «херут» («свобода»). Именно Перетц, как считают исследователи, обращал внимание декабристов на еврейский вопрос. Но, видимо, взгляды Перетца и «наиболее просвещенной части русского общества» по этому вопросу несколько расходились.
Ф. Кандель указывает: «...декабрист Спиридов предложил, чтобы евреи, как и прочие нехристиане, не пользовались гражданскими правами… а Никита Муравьев в первой редакции своей Конституции писал: „Евреи могут пользоваться правами граждан в местах, ныне ими заселенных, но свобода им селиться в других местах будет зависеть от особых постановлений Верховного Народного Веча“».
Здесь следует привести пространную цитату из проекта программы Южного общества, которое возглавлял Павел Пестель: «Евреи собственную веру имеют, которая их уверяет, что они предопределены все прочие народы покорить и ими обладать; а тем самым она их отделяет от всех прочих народов, заставляет их все прочие народы… презирать и всякое смешение с каким бы то ни было другим народом… запрещает. Ожидая Мессию, считают себя евреи временными обывателями края, где находятся, и потому не хотят земледелием заниматься, ремесленников даже отчасти презирают и большей частью одною торговлею занимаются.

Копель МАЙМОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь