Январь 4, 2019 – 27 Tevet 5779
От заклания до мщения

image

Почему Международный день памяти жертв Холокоста не приблизил мир к пониманию происходившего  

У всех праздников и памятных дат свой привычный ритуал. На Новый год ставят елку, на Крещение купаются в проруби, на День благодарения жарят индюшку, на Хэллоуин дурачатся, на 8 Марта дарят цветы, на 9 Мая надевают ордена, на День памяти жертв Холокоста плачут, сочувствуют, ну, и морщатся – сколько ж можно?
Международный День памяти жертв Холокоста установлен Генассамблеей ООН 13 лет назад. Отмечается он 27 января – в годовщину освобождения Красной армией в 1945 г. Освенцима – крупнейшего лагеря смерти, где нацисты уничтожили около двух миллионов евреев.
Эта дата и этот повод определили содержание этого дня, его тон и пафос.

Схема
Из всего шквала выплескивающихся каждый раз в канун 27 января мероприятий, публикаций, передач, фильмов и спектаклей на титульную тему уже сложилась привычная схема с четким распределением ролей и эмоций.
Вот евреи – несчастные бессловесные жертвы. Их – жалеть. Вот убийцы, злодеи-палачи – это нацисты, а если обобщенно – немцы. Их – осуждать. Вот освободители – они спасли. Им – благодарность: что с нами (более распространенный вариант – с вами) было бы, если б не они! А вот мы сегодняшние, уже все: не забудем – ни первым, ни вторым, ни третьим. Причем про первых – не оговорка, не оплошность автора. И падеж правильный – дательный: не их, а им.
Лучше всего это выразил Захар Прилепин, ныне первый публичный патриот России, заменивший в этой роли престарелого кликушу Проханова, теперь совершенного клоуна, и превзошедший его. В 2012 г. тогда еще не политрук батальона армии ДНР и по совместительству телеведущий на нескольких федеральных российских каналах, певец, актер и музыкант, многократный лауреат и получатель правительственных грантов, а просто писатель, неистовый Захар в своем «Письме товарищу Сталину», написанном якобы от лица евреев под псевдонимом «Российская либеральная общественность», сформулировал перечень вечных долгов неблагодарных спасенных образно и подробно, как в манифесте. Вот лишь одна цитата: «Ты сохранил жизнь нашему роду. Если бы не ты, наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратно расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы окончательно решен. Ты положил в семь слоев русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени…»
О евреях, поскольку о них основная речь, будет подробнее несколько позже. А пока – о самой схеме.
Смысл учреждения Международного дня памяти жертв Холокоста в том, чтобы знали, чтобы помнили, чтобы ужаснулись, дабы не повторилось никогда, ни с кем… Однако нельзя же помнить всё!
Память избирательна: каждый выбирает из прошлого лишь то, что помогает, возвышает или хотя бы позволяет смириться с настоящим; а то, что мешает, стремится отсеять, отбросить, затушевать.
Это характерно для людей, но еще в большей степени относится к странам и народам. Отсюда сложившаяся схема ролевых стереотипов. Она хороша тем, что позволяет и быть в курсе, проявлять участие и соучастие, и – не углубляться в подробности. А в них-то и кроется дьявол.

Палачи
О злодеях…
В схеме памяти о Холокосте это немцы. Без них ничего бы не было. Гитлер – их вождь. И, пожалуй, только они, с их дисциплинированностью и тщательностью, могли придумать и выстроить такую совершенную машину уничтожения, с такой одержимостью идти к поставленной глобальной цели – дерзновенной по замыслу и невероятно сложной технически.
Их вина очевидна, общепризнанна, в том числе и ими самими – на государственном, национальном, ментальном уровне. Они – единственные, кто покаялись. Даже австрийцы, встречавшие присоединение к Рейху всенародным ликованием и влившиеся в него органично, выставляют себя жертвами, призывы к раскаянию с гневом отвергают и с готовностью голосуют за неонацистов.
Немцам не за кого спрятаться. Зато за ними спрятались все.
И литовцы, которые расправлялись со своими евреями с энтузиазмом и изуверством, не дожидаясь немецких приказов (в Каунасе оккупационные власти даже остановили начавшийся до их прихода и бушевавший два дня погром). Литовская писательница Рута Ванагайте, издавшая два года назад книгу «Наши» – об участии своих соотечественников в Холокосте, стала изгоем в родной стране, среди друзей и даже родственников.

Владимир БЕЙДЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Социальные сети