Ноябрь 30, 2018 – 22 Kislev 5779
От Черновцов до Парижа

image

Литературные акции в честь Пауля Целана  

В сентябре, октябре и ноябре в Берлине, Брауншвейге, Ганновере, Мюнхене, Франкфурте-на-Майне, Вене и Париже под заголовком «Пауль Целан 100. Меридиан великого мастера немецкого языка: Черновцы – Париж – Вечность» прошли чтения и дискуссии, посвященные творчеству поэта и переводчика, который родился в немецкоязычной еврейской семье в историческом центре Буковины. Спустя два года исполнится 100 лет со дня рождения Целана (1920–1970), и данный проект доказывает, что эта личность по-прежнему актуальна для европейского культурного контекста и что пример судьбы этого поэта позволяет не только глубже осмыслить прошлое, но также понять, как войти в будущее без багажа досадных ошибок и упущений.
Эта серия акций была организована базирующимися в Украине международной литературной корпорацией Meridian Czernowitz и Литературным целановским центром. В городах Германии, Австрии и Франции о Целане говорили Сергей Жадан, Евгения Лопата, Михаэль Крюгер, Макс Чоллек, Ян Фолькер Рёнерт, Александру Булуц. В дискуссиях также принимали участие живущий в Праге поэт, публицист, журналист радио «Свобода» Игорь Померанцев и поэт, прозаик, переводчик, эссеист Андрей Любка (Ужгород). Фрагменты именно их высказываний мы приводим ниже.

Городской поэт
Игорь Померанцев (И. П.): – Я люблю писателей и тексты, которые связаны с почвой, в первую очередь с городом. Например, если вы приезжаете в Дублин, то на каждом переулке, на каждой улице вы встречаетесь с цитатой из «Улисса» Джеймса Джойса – так этот город описан в романе. Считаю, что Джойс был также топографом, географом и краеведом. Я люблю тетралогию Лоренса Даррелла «Александрийский квартет», потому что это стереоскопический портрет Александрии. Это Александрия греческого поэта-гения Константиноса Кавафиса и самого Даррелла. Есть и другое отношение к городу. Например, у Гюстава Флобера в «Мадам Бовари» ты физически ощущаешь город Руан. Вот что сказал Флобер про свое отношение к городу: «В романе „Мадам Бовари“ я хотел показать желтоватый оттенок переулков, где гнездится тоска». А что касается Целана, то я очень обязан ему, поскольку Черновцы в его творчестве почти не присутствуют как целый город. Даже его название поэт почти никогда не вспоминает. Целан не оставил там следы пота, крови, болезней, голода и так далее. Знаете, как снимают немеблированные квартиры, вот так и Целан оставил нам этот город «немеблированным». Если бы я родился в Витебске, то думаю, ненавидел бы Марка Шагала, поскольку он ничего не оставил нам, «запятнал» собой этот город. И там нет шансов для других образов. И вот такой парадокс: Целан – это Черновцы, Черновцы – это Целан, но он не житель Черновцов.

Подготовил Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь